Помощь и поддержка форумов по "Сумеркам"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Помощь и поддержка форумов по "Сумеркам" » Фанфики » Холод(продолжение предопределения)


Холод(продолжение предопределения)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

(автор Хильда),спасибо автору,за такой рассказ!!!

гл.1 В ожидании чуда...
Холодный влажный туман пронизывал мое тело, забираясь глубже в каждую клеточку. Он оседал на моих волосах серебристыми капельками росы.
Сладкий теплый запах зеленой листвы и хвои никак не вязался с той погодой, которой нас встретила сибирская тайга… Глухая тишина… Ни биения сердец… Ни дыхания…
Взгляд, устремившийся в даль, периферически охватывал, присутствующих рядом воинов…
Они стали воинами, охраняющими весь человеческий род, не по своей воле. Именно они, как никто другой мечтали о свободной и спокойной жизни… Но судьба порой преподносит сюрпризы…
Сладость тихого таежного воздуха пронзил мерзкий запах… Запах зверя…
Мы напряглись.. Джейн, стоящая рядом со мной сжала кулаки… Я слегка повернулась и ободряюще ей кивнула…. Ей, этой изнеженной вампирской принцессе не приходилось встречаться с истинным злом так близко.
Никому из нас не приходилось… Кроме одного…
Он вел нас вперед, объединив тем самым два враждующих, но преследующих свои цели, клана…
Маркус, Аро, Феликс и Джейн Волтари… Эдмон и Ренесме Соллер…
Эдвард Каллен и я – Белла Каллен…

гл.1 В ожидании чуда...
Я с огромным удовольствием подставляла свое лицо прохладному морскому ветру. Все это так успокаивало. Крики чаек, всплески волн о скалистые берега шотландского мыса Мори-Ферт… Сумеречный цвет океана вызывал бы разные ощущения - ностальгию, воспоминания двадцатилетней давности, радость… Если бы не сложившиеся обстоятельства…
Оставалось всего несколько дней до того момента, как я стану бабушкой…
Бедная Ренесме. Эллис сказала, что все пройдет абсолютно нормально. Как хотелось бы в это верить. Но, похоже, это не могло успокоить мою дочь. Особенно, если учесть, что те два маленьких, еще не родившихся создания, уже начинали делить территорию.
Розали и Софи…
Три месяца, по словам Несс, слишком большой срок. Она никак не понимала, как человеческие женщины вынашивают детей девять месяцев. Благо, мне не пришлось так долго мучиться… Я стала живым примером для дочери в том, что не она первая, не она… Скорее всего именно она и последняя…
Насколько нам стало известно, Волтари таки добрались до сестер Ноэля… Значит, Ренесме единственный представитель женского рода полукровных вампиров. Ноэль сам посещал нас не так давно, когда мы с Эдвардом решили приехать на остров Эсме к нашим родителям…
Столько всего произошло за это время. За два года до свадьбы нашей дочери умерла Рене… Моя мама…
Она видела меня крайне редко. Я приезжала к ней под покровом ночи и рассказывала ей о новых пластической операциях, которые мне якобы делали… Она не знала, кто я на самом деле… Только перед самой смертью Рене, позвав меня к себе, призналась, что догадывалась о моей «необычности»… Держа меня за руку она, зная кто я на самом деле, ни разу не попросила меня сделать ее… вампиром.
Я, давясь сухими рыданиями, предложила ей вечность, но мама действительно хотела умереть… Она устала мучиться… Рак, который так и не научились лечить в середине ХХI века, сжигал все внутри нее. Оставшись совсем одна к шестидесяти годам, Рене не хотела умирать старой и некрасивой… Я не мешала ей…
Эдвард все это время, пока я была у мамы, находился рядом…
Его поддержка, его любовь помогали мне в самую трудную минуту моей жизни… Моей человеческой жизни…
Сейчас мой дорогой муж пребывал в Англии. Ему оставалось закончить кое-какие дела в клинике, и потом он собирался приехать сюда…Каллен не мог пропустить такой момент. Рождения внучек он ждал с того самого дня, когда Эллис торжественно объявила о будущем пополнении семейства.
Эдмон же решил не спешить, предоставив тем самым своей молодой жене прекрасную возможность насладиться всеми прелестями супружества.
На протяжении двух, проведенных в провинции Лангедок, во Франции, лет, Ренесме отдыхала, набиралась сил, охотясь в богатых лесах Тулузы, пробуя французскую кухню, и просто валяясь на берегу Лионского залива. Два года неги и удовольствий.
Беременность Эдмон и Ренесме не планировали заранее, но и не удивились особо, зная, что этого им не избежать. Против Эллис, как говориться, не попрешь…
И вот теперь я была вызвана на подмогу дочерью, которая лежала сейчас рядом со мной, пытаясь успокоить свои разбушевавшиеся нервы и измученное болью тело. Прекрасная в своем удивительном состоянии и от этого еще более раздраженная, Ренесме то и дело срывала это чувство на своего любящего и очень терпеливого супруга. Отдать Соллеру должное, он ни разу не отказал своей маленькой Рене, как он теперь ее называл, потакая каждому ее, пусть даже самому глупому желанию и капризу…
Вчера ей захотелось мороженного, которого не оказалось в холодильнике. Эдмон, недолго думая, сорвался с места, сел на свой новый мотоцикл и рванул в пригород Инвернеса, в ближайший супермаркет…
Через час Несс уже кричала, что хочет клубники…
Стараясь как-то утешить своего беременного ребенка, я рассказывала о наших с отцом приключениях, о нашей любви и еще о чем-нибудь, лишь бы Несс меньше мучилась. Хотя, помня, как это проходило у меня…. О каких мучениях шла речь… Это был просто кошмар.
Соллер очень долго исследовал нынешнее состояние своей жены, правда, заочно. На протяжении десяти лет, обещанных Ренесме для взросления, до их свадьбы, Эдмон искал свидетельства рождения детей у полукровных. Нашлось несколько подтверждений того, что полукровная мать, рожая детей от вампира, становилась сильнее. Она становилась вампиром окончательно. Дети не вредили ей в процессе своего рождения. Они появлялись на свет полукровными, имея возможность в дальнейшем продолжать свой род…
Но это истории. А на практике все может быть намного сложнее…
Эдвард волновался не меньше меня, поэтому попросил Карлайла оборудовать на первом этаже особняка специализированный родильный зал, для облегчения оказания помощи, в случае крайней необходимости. Конечно, мы все надеялись, что такое не произойдет и «крайняя необходимость» нас не настигнет. Но лишняя предосторожность не помешает…

- Мам… - Дочь вырвала меня из моих размышлений. – Скажи, а ты правда не боялась меня рожать?
Я не думала, я знала, что ответить дочери.
- Нет, не боялась. Не до этого было, если честно. Ведь я верила, что твой отец успеет все сделать до того, как… Ну, ты понимаешь…
- То есть, если бы он не успел тебя обратить, ты бы умерла?..
- Он бы не «не успел»… Я не хочу думать об этом.
- Правильно. – Ренесме улыбнулась. – Об этом лучше не говорить. Меня передергивает от мысли, что я бы прожила эти двадцать лет без твоей поддержки. А папа вообще с ума сошел бы.
Она была права. Эдвард даже сейчас носился со мной, как в первый год нашей супружеской жизни. Наша любовь не гасла уже на протяжении стольких лет. Та же страсть, облегченная отсутствием дочери, те же чувства… Нежность, забота, все это не иссякало, так же, как и не иссякала наша энергия…
Я уже скучала по мужу, хотя знала, что завтра – послезавтра он появится здесь.
Я хотела, чтобы Эдвард сейчас находился рядом с нами, поддерживая нас обеих в столь трудный час…
Дом, возле которого мы сейчас находились, был куплен нами для того, чтобы собраться здесь всей семьей. Несколько десятилетий, проведенных в Шотландии, и можно возвращаться в Америку, по которой я очень скучаю…
Розали и Эммет сейчас жили в Исландии, а Эллис с Джаспером в Англии, недалеко от нас с Эдвардом. Скучать по ним не приходилось, но нам очень не хватало всей семьи.
Я иногда вспоминала Чарли… Он запретил приезжать мне из соображений безопасности. Он волновался не за себя, а скорее за всех нас. Прошло не так много времени, чтобы жители Форкса забыли Калленов. И сам Чарли больше не мог свободно передвигаться из-за преклонного возраста. А нам появляться там было не очень разумно. Особенно, если учесть наши только недавно начавшие налаживаться отношения с Волтари.
Эдвард был назначен наблюдателем со стороны желтоглазых вампиров, которых, к слову сказать, становилось все больше. Со стороны Волтари на ту же должность была назначена Джанна. Равная по силе, правда, не настолько опытная, но она могла достойно выступать в спорах от имени красноглазых.
Со временем, мы, обе стороны договора, поняли, что вести какую-либо борьбу, честную или не очень, не совсем правильно. Особенно, если учесть, что с течением времени и прогрессом человечества в целом, людская особь весьма измельчала. Междоусобные распри приводили к вымиранию целые поселения. Новые заболевания, наследственные мутации и различные мелкие генетические изменения приводили к тому, что красноглазым вампирам не хватало свежей чистой крови для поддержания существования. Благо, для нас живности хватало…

В окнах дома загорелся свет. Привычка, выработанная Эдмоном годами, для полной конспирации. Он вернулся. Значит и Арториус тоже уже приехал.
Милый старичок… Мы много с ним разговаривали. За века его жизни, проведенные в одиночестве, а после отъезда Соллера, за века ожидания, он продолжал саморазвиваться. Много читал, изучал историю, языки, медицину, астрологию и астрономию. Арториус был теперь нашим семейным консультантом. Очень помогал его талант видения будущего. Порой Эллис пыталась обыграть старика. К спору подключались Эммет и Джаспер в ожидании шоу. Но шоу не происходило, потому как Эллис видела субъективные поступки, а Арториус уже знал, что конкретно предпримет объект спора… Например, я… Они любили играть со мной, потому что я всегда была непредсказуема. Но… Эллис так ни разу и не выиграла.
Были моменты, когда я спрашивала у Арториуса, что нас ждет впереди. Чаще он отмалчивался. Никаких хитрых улыбок, ни ужимок. Просто говорил, что все знать нельзя, если не дано природой. Потому что, зная, что произойдет, очень хочется это изменить. А «эффект бабочки» еще никто не отменял…
Телефонный звонок раздался, когда я уже собралась подняться, чтобы помочь Ренесме встать из глубокого кресла.
- Белла, - раздался голос Карлайла, как всегда такой теплый и добрый, - мы уже вылетаем из Рио. Скоро будем у вас. Как Несси?
- Ничего. Тяжело, правда, но она держится.
Я посмотрела на дочь и подмигнула. Нечто наподобие улыбки коснулось ее губ. Она устала…
- Эсме волнуется… Держитесь, скоро увидимся.

Он отключил телефон, видимо проходя по трапу.
- Ну, что, идем?
Я посмотрела на свою дочь. Она только кивнула в ответ, держась за огромный живот. Несколько шагов, передышка… За несколько минут мы добрались до дома. Там нас уже ждали…

- Несс!
Ну, конечно, Розали! Разве она могла пропустить рождение своих «внучек»? Разве она могла не приехать, чтобы подержать свою любимую племянницу…
Как здорово ощущать себя более человечными, чем мы есть на самом деле…
- Мам…
Ренесме посмотрела на меня огромными черными глазами… О, боже! Началось!
Все произошло в мгновение ока: распахнулась дверь и выбежал Эдмон, подхватывая свою жену на руки… Вой тормозов разрезает тишину ночи… Эдвард, резко хлопнув дверью своей машины, пробегает вслед за зятем, бросая на ходу: «Не входить! Особенно тебе, Белла! Нужна будет помощь, позовем Розали!» Я даже обидеться не успела. Волнение за дочь, заглушало все остальные чувства. Но все происходило действительно очень быстро…

гл.2 Чудо
Я всю ночь не могла найти себе места.
С самого начала, с начала схваток и остального процесса, все проходило за плотно закрытыми дверями. Только Арториус вышел в полночь и позвал Розали. Я мерила шагами периметр гостиной, по соседству с которой, за абсолютно глухой стеной и дубовыми дверями рожала моя дочь. Моя единственная дочь…
Даже тот факт, что внутри импровизированного «родзала» находился Эдвард, не на секунду не отвлекал от волнения, накатывающего на меня волной, каждый раз, когда я думала или вспоминала… То есть волнение не проходило вообще.
Конечно, наша дорогая Эллис предупреждала, что будет двойня, девочки, что не будет никаких осложнений… «Ну, почему у нас все не как у людей? УЗИ, анализы… И все понятно! А сейчас брожу в темноте в полном неведении. Хоть бы Эдвард вышел, сказал, как там Несси…»
В комнату буквально вихрем влетели Карлайл и Эсме.
- Ну, как она?
- Что там происходит?
Я только головой кивала, пытаясь унять бурю возмущения, касающегося моего милого супруга и зятя. Даже Розали присутствовала при рождении моих внучек…
Следом за старшими Калленами в дом вошли Джаспер и Эллис. Судя по довольному лицу последней, я поняла, что она в курсе…
Вот, почему так рано приехал Эдвард! Ведь Несс начала рожать на несколько дней раньше срока…
Я сделала шаг:
- Эллис, почему…
Она не дала мне договорить. Краем глаза я видела, как улыбается Джаспер. Его явно забавляло мое состояние.
- Белла, милая! Я не знала… То есть я узнала совсем недавно! Я же не могу предвидеть шаги еще не рожденных детей! Но, как только картинка сплелась воедино, я сразу позвонила Эдварду… не тебе, потому что я знаю твою реакцию…
Я наступала на Эллис, а она пятилась от меня, кружа вокруг винтажного журнального столика… Мои мысли рассредоточились настолько, что я ощущала себя в полной прострации, только генерируя злобу, направленную на сестру, мужа, мужа сестры…
Я даже не заметила, как Карлайл, помыв руки, как настоящий хирург, уже входил с помощью Эсме, открывающей ему двери, в «родзал»… Ни одного звука, ни одного стона… Только тихое равномерное биение сердца… Через секунду еще двух… Я медленно вошла в комнату. Никто не останавливал меня. Похоже, помощь Карлайла им не понадобилась…
В середине комнаты, на столе лежала Ренесме. Плотно закрытые глаза, ни одной капли крови, красивая кружевная рубашка цвета весеннего неба… Она лежала такая умиротворенная, что если бы не счастливые лица родных, не тихое мурлыканье Розали над двумя маленькими свертками, я бы подумала, что моя дочь… Боже, какая же я дура! Я подняла глаза на свою семью. Не знаю, что было написано на моем лице, но Эдвард сразу подхватил меня на руки и крепко поцеловал:
- Поздравляю, бабушка!
- Гм… дедушка!
Мы засмеялись.
Я опять огляделась. Эдмон, совершенно счастливый стоял рядом с женой и гладил ее расслабленную руку. Он переводил взгляд с Несс на детей… Соллер не скрывал своей потрясающей улыбки, настолько он был рад, что вся его привычная сдержанность куда-то исчезла… Мы обменивались поздравлениями, Эммет что-то пошутил насчет прадедушки в адрес Карлайла. Такой исход дела меня вполне устраивал…

Через несколько часов, когда Ренесме довольная, но уставшая, решила отдохнуть, Эдмон взял ее на руки и понес наверх в их спальню. Я и Розали взяли свертки с малышками, и пошли вслед за их родителями. Семья хотела уединения, мы не могли этому препятствовать. Тем более мне хотелось знать все подробности…
Маленькие Софи и Розали действительно были совершенно разными внешне, как и предупреждала Эллис. Одна была точной копией своего отца. Черные, как вороново крыло волосы, черные глаза и тоненький аристократический носик. Другая девочка была похожа на Эдварда. Рыжеватые завитки волос, темные глаза и красиво очерченные губки… Они были великолепны.
Сейчас обе мои внучки сладко спали в своих конвертиках, давая возможность своим маме и папе побыть немного наедине. Тем временем, Эдмон и Ренесме не спускали друг с друга глаз. Нежное воркование продолжалось и тогда, когда мы с Розали положили девочек в заранее подготовленные кроватки и удалились. Похоже, наши новоиспеченные родители даже не заметили нашего присутствия… и отсутствия…
В гостиной уже собрались все Каллены и Арториус. Эллис сидела на коленях у Джаспера в кресле. Карлайл и Эсме на маленьком диванчике. Арториус расположился во главе стола на мягком стуле. А Эдвард присел на подлокотнике большого мягкого кресла и ждал меня. Эммет стоял возле окна, он распахнул объятия, приглашая Роузи, когда мы спустились к ним.
Мне хотелось узнать, как прошли роды. Как держалась Ренесме. Я должна была это знать. Арториус посмотрел мне прямо в глаза, будто понимая, о чем я хочу его спросить. Он слегка улыбнулся и заговорил:
- Милая Белла. Тебя наверняка мучают вопросы. Да и остальных тоже. – Он обвел взглядом всю семью. Каллены закивали в знак согласия, и Арториус продолжил. – Первое, что хотелось бы сказать, это то, что роды у Ренесме в корне отличались от родов Беллы. Первой причиной тому явилось, конечно, различие в физиологической сущности. Ренесме развивалась, как человек биологически, но физиологически она сильна, как вампир. Значит, малышки просто не могли причинить вред ей. Оболочка, в которой они находились в утробу матери, состоит из той же ткани, что и кожа Ренесме…
- Но, как вы смогли извлечь детей? - Я не могла не вспомнить того, что было со мной… «Ребенок сам прогрызет себе дорогу…»
- Ну, не зря же я провел десять лет исследований и разработок… Несколько последних лет, ученые всего мира создавали специальные сплавы. Мне с моими связями удалось заполучить один из таких металлов… Так что, я не мог не помочь! – Арториус так мило улыбался. Хотя он всегда был очень милым, но сейчас к моей симпатии присоединилась и благодарность за дочь… - Небольшой надрез, и девочки поняли, куда им надо было… Ну, эти подробности я опущу. Тем более Ренесме ничего не чувствовала из-за анестезии. Кстати, с завтрашнего дня у нее будет медленно понижаться температура…
Мы переглянулись.
- Как понижаться? – Не поняла я.
- Она становиться сильнее. Не совсем вампиром, ее тело будет холоднее, но с бьющимся сердцем. Девочки, к слову сказать, тоже смогут иметь детей. Вы заметили, что у них бьются сердца?
Мы были так рады. Эдвард крепче прижал меня к себе, Розали захлопала в ладоши… Все были очень счастливы, что «крайняя необходимость» так и не появилась…
Девочки росли не по дням, а по часам. Что, в принципе, было не удивительно. Ведь Ренесме росла также.
Малышки отличались друг от друга не только внешне.
Софи Соллер была истинной маркизой. Величавые движения, томный взгляд, тихий вкрадчивый голосок. Все, абсолютно все выдавало в ее поведение дворянские корни…
Розали была похожа больше на Эллис, чем на Эдварда. Хотя, конечно, никакого кровного родства между ними не было, но создавалось именно такое впечатление. Быстрая, ловкая, смешливая со звоном пресловутых колокольчиков в голосе. Абсолютная противоположность своей сестре.
Уже на третий день они выбрали себе любимчиков. Правда, именно за Эдварда боролись обе наши внучки. Он, как самый счастливый дедушка в мире, не спускал их с рук, иногда передавая девочек по очереди на кормление. Они, как и их мама, предпочитали вкусную сладкую, свежую кровь, чего было вдоволь в нашем доме. Карлайл и Эдмон обеспечивали ее поставку прямо из шотландских гор, причем ежедневно.
Особых талантов у девочек не наблюдалось, что очень волновало Несс. Но Карлайл ее успокоил, что не все должно проявляться сразу после рождения. Правда, через день, маленькая Роузи удивила нас всех. Во время игры с Эдмоном она легонько дотронулась до его руки, и Соллер чуть вздрогнул. На вопрос о том, что произошло, он неопределенно пожал плечами, ожидая повторения. Через секунду она и повторила… Коврик возле камина сгорел за считанные мгновения… Веселью Эммета не было предела.
- Теперь Ренесме придется много работать над воспитанием контроля чувств и способностей у своей маленькой Розали. – Улыбаясь, произнес Карлайл.
Софи проявила себя через неделю, после «представления» своей сестрички…
Она играла с Эмметом. Софи вообще очень любила своего большого дядю… В порыве веселья, она приложила свои маленькие ладошки к его голове. Через секунду его выражение лица кардинально изменилось. В комнате находилась я и Розали. Мы подскочили к Эммету, но тот только ошалело на нас смотрел и часто моргал глазами. На панический вопрос Розали «что случилось?» он отреагировал весьма странно: «Ты кто?»
Все встало на свои места минут через пять. Софи повторно приложила свои ручки к его голове и он, словно очнулся: «Что это было?»
В итоге, вывод пришел сам по себе: моя внучка умела стирать память, равно, как и возвращать на ее на свое законное место.
Так что в талантливой семье «неталантливых» детей быть не могло.
Вся семья была в сборе еще две недели. Карлайл и Арториус вели наблюдения за двойняшками. Розали, Ренесме и Эллис занимались обновлением и пополнением гардероба наших маленьких ангелочков. Эдмон, Эдвард и Эммет с Джаспером занимались с девочками и их талантами, а мы с Эсме всячески помогали всем сразу и по чуть-чуть…
Мы уже распланировали наше будущее. Я и Эдвард собирались остаться с молодыми родителями на какое-то время, чтобы немного им помочь. Карлайл и Эсме возвращались к себе на остров. Эллис и Джаспер хотели поехать к Денали. Эммет и Розали спешили в Исландию. Только Арториус никуда не спешил и решил остаться с нами…
Но, похоже, нашим планам не суждено было сбыться. Один короткий звонок от неизвестного нам человека, перевернул наши все наши решения…
Телефон зазвонил глубокой ночью, когда девочки и Ренесме сладко спали в своей комнате на втором этаже. Трубку поднял Эдмон. По измененному лицу мы поняли, что звонил кто-то, кого он не ожидал услышать.
Несколько коротких фраз. Соллер поворачивается к нам и произносит:
- Господа, все отменяется! Нам дали несколько часов на сборы. Мы уезжаем в Америку… Все. Здесь оставаться опасно…

гл.3 Ворон...
Говорить о своем ощущении страха было бы немного странно. Страх, совершенно одинаковый по своей силе и давлению, завладел всеми нами. Первым очнулся Эдвард.
- Белла, Несс и Розали. С детьми в нашу машину. Быстро!
Он уже знал, что произошло. Игра взглядов между моим мужем и Эдмоном была настолько очевидна, что желание задавать вопросы сейчас, в эту минуту, отпадало совсем. Если Эдвард принимал командование на себя, значит, все действительно очень серьезно.
Мы уже давно приняли тот факт, что счастье не вечно и за него надо платить. Причем, чем дольше длится счастье, тем тяжелее для нас всех будет плата. Дети…
Главная, первоочередная задача спасти, а значит вывести отсюда детей.
Ни звука, ни вздоха…
В течение нескольких минут все были собраны.
- У нас три машины, в первую сажусь я, Карлайл, Эллис и Джаспер. Во второй едут Белла, Розали, Ренесме и дети. В машине Эммета едут он сам, Эсме, Соллер и Арториус…
Эдвард на ходу прорабатывал стратегию защиты. Его поведение говорило само за себя: то, что нас может ожидать в будущем – ничто, по сравнению с Волтари и их армией…

Перелет через Атлантику прошел в гробовом молчании. Только, когда мы сели в Сиэтле, я почувствовала, что больше не могу…
Мне хотелось кричать от осознания несправедливости наших судеб. Наши дети только начали жить, за что им этот ужас?..
Мой самоконтроль начинал давать сбои, когда я чувствовала руки Эдварда, сжимающие меня все крепче, чем ближе мы находились к нашему родному дому… Но я держалась, понимая, что паника сейчас, в сложившихся обстоятельствах, очень плохой помощник и советчик…

На подъезде к Форксу нас уже ждал Джейкоб. Эдмон послал ему мысленное сообщение. Волки провели нас к самому дому, а потом перекинулись.
Большой белый особняк встретил нас сырой прохладой. Детей мы вносить в этот дом не решились. Конечно, они не могли заболеть, но лишняя предосторожность не помешает… Нам не пришлось долго думать, куда их унести, как Джейкоб тихо произнес, обращаясь ко мне:
- У нас с Леей им будет безопаснее всего. Там тепло и Исабель поможет.
Одним из волков, встречающих нас была Леа, и сейчас она стояла рядом с нами.
- Я думаю, что Ренесме тоже должна быть у нас…
Я не удивилась ее порыву. Потому что знала, что Леа в душе очень добрый человек. Она нашла себя в этой жизни, счастливой по-своему. У нее была красавица дочь, так похожая на отца. Леа осталась в стае, чтобы ввести потом Исабель… В конце концов, как она сама призналась Несс на ее свадьбе, она очень благодарна нам обеим. Потому что в свое время мы отвергли Джейка, подтолкнув его тем самым в объятия Леи.
Эдмон слышал наш разговор. Теперь все слышали наш разговор. Решение приняли сообща.
Ренесме и Розали должны были уехать в Ла-Пуш, пока не станет известно, что здесь достаточно безопасно. Провести их через границу вызвалась Леа. Очертания этой границы, конечно, смазались за столько лет отсутствия вампиров в этом городе. Но договор есть договор. Хоть он и был частично отменен, в связи с нашей общей дружбой.
Розали выгнала подземного гаража внедорожник Эммета.
На объятия не было времени. Малышки смотрели на нас своими черными непонимающими глазами. Страх не лучшее ощущение для таких нестабильных обладателей взрывоопасных способностей, как Софи. Но она старалась сдерживаться. Тем более Джаспер находился все это время рядом. Он помог справиться с тревогой Софи. Вот с маленькой Роузи было посложнее. Она уже готовилась закатить истерику, как к ней подошел Эдмон и, глядя прямо в глаза, сказал:
- Роуз, мама с вами. Она поможет. Все будет хорошо.
Он провел рукой малышке по щеке и вытер слезку, готовую упасть на ее красивый красный комбинезончик. Роузи успокоилась в течение секунды.

Мы быстро погрузили девочек в машину и собрались в доме. Эдмон, Эдвард и Арториус стояли в центре гостиной, как когда-то встречал наших мужчин сам Соллер.
Теперь мы все были готовы слушать.
Джейкоб, Сет и несколько других волков в человечьем обличии сидели на стульях вокруг стола. Карлайл, Эммет и Джаспер стояли возле окон. Мы с Эллис сидели на диванчике, а Эсме удобно устроилась в кресле. Хотя, о каком удобстве может идти речь, когда тревога съедала нас изнутри…
Эдмон заговорил первым, считая своим долгом перед всеми объяснить, кто же все- таки звонил ему, когда мы были в Шотландии.
- Это был человек по имени Ворон. – Странное имя сорвалось с его уст так буднично, что мне показалось, он знаком с этим человеком довольно близко. Мы молчали, ничем не выказав свое крайнее удивление. – Ну, он не совсем человек. Он – анимат. – Видя взгляды волков, он постарался объяснить. – Вы – аниматы, друзья. Вы волки-перевертыши. Ворон не волк. Он – рысь. Настоящая сибирская рысь. В России рысь считается хранителем тайги…
- А почему Ворон? – Я понимала, что вопрос несколько неуместен, но все-таки не сдержалась от любопытства.
- Он сам объяснит, ели захочет. – Эдмон снисходительно улыбнулся. – Хотя я и сам не знаю, почему он себя так называет…
- Ты сказал, что сами спросим… Он придет сюда? – Джейк насторожился и выпрямил спину, как всегда делал, когда старался внимать всему услышанному.
- Да, он придет сюда сам. Похоже у нас серьезные проблемы…
Через мгновение мы услышали протяжный вой. Леа…
Джейк сорвался с места и выбежал во двор, трансформируясь на ходу. Он не думал, что будет с его одеждой. Его жена может быть в опасности. Что может быть важнее?
Мы выбежали вслед за ним. Я еще во дворе уловила странный запах… какая-то смесь запахов: терпкий, чуть кисловатый… Определенно не человек… Животное…
Уже в лесу, когда я краем взгляда видела, как остановился Эдвард, и повернулась к нему. Мой муж, Соллер, Эммет и Джаспер окружили двух животных. Один был волком, как оказалось, это была Леа. М кошка. Огромная кошка с коротким хвостом и маленькими кисточками на концах ушей. Эдмон расслабился. Это и был его друг Ворон. Но не все это понимали, потому что со стороны коричневого волка, предположительно Джейкоба, раздавался протяжный предупреждающий рык…
Арториус встал между волком и рысью:
- Стоп, ребята! Ворон наш друг…
Джейк перестал рычать. Он кивнул своей лохматой головой Лее, и они скрылись за деревьями… Другие волки повели нас через лес к дому, в сопровождении нетрансформированного «друга».
В доме стояла тишина. Все молча рассматривали нашего гостя. Только Эдмон и Эдвард никак не реагировали на человека-рысь.
Огромного роста, красивый мужчина с глазами чистого изумруда, был одет в длинный кожаный плащ, кожаные рейтузы и… все. Он – анимат, ему лишняя одежда ни к чему. Длинные каштановые волосы ложились на широкие плечи волнами, создавая впечатление капюшона. Красив, огромен, таинственен… Ворон…
Мы познакомились быстро. Сначала Эдмон представил нам гостя. Потом мы представились сами. Времени на формальности не было… Нам нужна была информация. Теперь к нам присоединилась Леа. Она сидела рядом с Джейком, держа его за руку.
Разговор начал Карлайл, как самый старший из нас, не считая Эдмона.
- Ворон, Эдмон сообщил, что нам угрожает опасность. Хотелось бы знать все… С подробностями.
Ворон, с повадками дикого кота, кивнул ему и начал свой рассказ:
- Опасность идет на нас с востока. Из сибирских лесов. Там, в свое время родился я. Жил, вырос, стал рысью… Но много лет назад там стали появляться следы, не похожие ни на что… Через какое-то время я начал находить трупы людей. Тайга огромна. Люди просто так там не появляются. И я сделал вывод, что их кто-то приносил туда. Логово зверя я нашел сразу. Его отличает от нас, я имею в виду перевертышей, - он повернулся в сторону волков, - мерзкий запах… Он не сравним ни с чем. Его не описать… Но он очень узнаваем. Самое странное то, что все эти звери пахнут абсолютно одинаково. Ведь даже упыри, - он повернулся к нам, - пахнут по-разному. А эти одинаково… Называют их в России волколаками. Хотя это не очень правильно, потому что волколаки – это мы…
Какое-то странное единение инстинктов сквозило в их отношениях. Джейк был настолько расслаблен в присутствии недавнего возможно потенциального врага, что казалось, они друзья…
Тем временем Ворон продолжал:
- Они настоящие оборотни. Зарождаются в полнолуние и остаются такими, с возможностью к трансформации… Получается. что мы – люди, превращающиеся в зверей, а они – звери, превращающиеся в людей… Причем сохраняя человеческую жестокость и животные инстинкты.
Я не представляла, кто они такие… Как они могут быть опасны нам? Мы в Америке, а они на другом континенте. Я решила озвучить свой вопрос:
- Мы в Америке. Они что, вплавь к нам добираться будут?
- Они уже здесь…
Ужас пробежал по моему телу острыми иголками.
- Как? Где…
- Ими занимается Ноэль. – Эдмон был спокоен, когда говорил это. Чего нельзя было сказать о нас. – Он собрал армию. Здесь, на нашем континенте зачистка прошла довольно успешно… Правда, не обошлось без потерь…
Перед глазами встал образ красивого темнокожего мужчины, которого я даже не поблагодарила толком за наше спасение двадцать пять лет назад…
- Нет, это не он, Белла. Это Качири…
Послышался всхлип Эсме. Они знали сестер амазонок много лет. Смерть Качири была потерей для всех. Минутное молчание позволило всем нам собраться с мыслями…
- Но, ведь, если здесь прошла зачистка этих чудовищ, то чего нам бояться?
Эдмон обвел нас всех жестким взглядом. Он знал, что то, что он собирался сказать, приведет в боевую готовность весь клен Калленов.
- Это вопрос времени. Ноэль остановил их в джунглях Амазонии. Но придет время и доберутся до нас. Они бросили вызов… И не только вампирам. Всему человечеству. Их тысячи… Каждый из них силен, как десять вампиров…
Эдвард понимал, о чем говорил Соллер. Он встал рядом с ним. Его сжатые кулаки говорили красноречивее, чем он. Но он сказал:
- Эта война будет вестись не на дальних границах… Она будет идти здесь, среди нас и живых людей. Сколько будет жертв – неизвестно. Но мы не можем оставлять все, как есть. Они начали, мы ответим. Чтобы сохранить наши семьи…
Он посмотрел мне в глаза. Мне ничего не надо говорить, я сама все поняла. Это война…

гл.4 Ликаны...
На смену глухому отчаянью пришла холодная расчетливая решимость. Раз уж двадцать лет - слишком большой срок для непрекращающегося счастья, значит необходимо бороться за его возможное будущее…
Я встала и подошла к Эдварду. Взяв его за руку, я повернулась к своей семье:
- Не мы начали… Это зверье, похоже, не отступит. И мы не отступим. Мы должны ответить, чтобы защитить не только свои семьи, но и весь мир…
После этих слов Эдвард обнял меня за плечи и прижал к себе: «Спасибо, родная»

Карлайл и Арториус ушли в библиотеку, чтобы найти «Аркадианские мифы» В них должна содержаться более или менее достоверная информация о ликанах, так назывались эти чудовища…
Эммет разглядывал нашего гостя, явно не веря, что есть на свете существа, сильнее его физически…
- Поверь, брат, - Эдвард прочел его мысли, - эти монстры такое зло, что тебе и не снилось…
В ответ Эмм только хмыкнул.
Я только сейчас обратила внимание на Эллис. Она сидела рядом со мной и Джаспером. Вид у сестренки был такой, словно она съела… Ничего. Я наклонилась к ней.
- Эллис, ты как?
- Как? Никак! Я ничего не вижу!
- Так и должно быть, Эллис. – В гостиную вошел Арториус. – Ты же не видишь аниматов. А ликаны – что-то более сильное…
Он нес в руках толстый раритетный том в грубой кожаной обложке.
- Здесь собраны мифы, и иллюстрации этих зверей…
- Мы будем изучать их по картинкам? – Похоже, Эммета эта ситуация немного забавляла.
- А у тебя есть другие предложения? – Ворон начинал раздражаться…
- Господа, прошу взять себя в руки и послушать меня. – Эдмон не менял интонацию голоса. Его слова звучали, как распев – спокойно, ровно, без дрожи и скачков… - Итак, мы знаем аниматов, они наши друзья. Наши враги – ликаны…
- У вампиров есть враги… - Эммет, похоже, провоцировал.
- Послушай, друг – упырь… - Ворон встал в стойку, - Когда увидишь этих зверушек, поймешь, что ты и твоя семья – ангелы во плоти!
Он поднял глаза с Эммета и посмотрел на нас:
- Послушайте. Ликаны не щадят никого. Вы выбираете себе жертву. Зачастую там, где нормальные люди не ходят – в подворотнях, закоулках мрачных ночных городов. Эти чудовища могут прийти среди бела дня, и никто не успеет сообразить, что происходит, как у них на глазах вонючие оборотни сжирают всю их семью…
Боль и горечь, сквозившие в голосе этого сильного вина, многое разъясняли не только мне. Понимающий взгляд Соллера, направленный на друга, подтвердил мою догадку…
- Его семья погибла много лет назад в стычке с этими монстрами…
- Двадцать лет назад, когда ты не смог прийти к нам? – Я все понимала, но хотелось знать ответ.
- Да. – Эдмон кивнул. Ворон не имел ничего против того, что мы будем знать его историю. – Двадцать лет назад в Сибири возникла первая вспышка террора. Ликаны шли группой по четыре зверя… Это немного странно, потому что они не собираются в стаи. Редко, раз в сто-двести лет они ведут войну за земли, но потом расходятся по своим берлогам… Значит, должно быть, им кто-то изрядно мешает, раз они вышли на тропу войны.
- Им кто-то мешает? – В разговор вступил Джаспер.
- Им мешают все. В первую очередь вампиры… У вас одинаковые предпочтения в еде… - Ворон хитро улыбнулся.
- Ты имеешь в виду людей? Но мы не едим людей. Даже кровь их не пьем… - опять ощетинился Эмм.
- Ну, ликаны особо не спрашивают – едите или пьете, или не людей, а зверей…
Мне надоела эта стычка «интеллектов». Я прервала их:
- Хорошо. Но чем им мешают аниматы?
- Мы – хранители лесов и людей. Мы – преграда, которую надо устранять. Мои мать и отец погибли, защищая поселение на севере таежного края. Тогда нам на помощь пришел Соллер…
- Но ведь один вампир не может справиться с четырьмя ликанами… Ты сам говорил, что они очень сильны, - сказал Эммет…
- Я не очень обычный вампир. Ты забыл? – Эдмон, в доказательство своих слов повернулся в сторону открытого окна и превратил в мелкий порошок большой камень, все время мешавший нам во дворе.
- Тогда в чем проблема? Поедем и перебьем этих тварей! – Мне не нравился этот нездоровый энтузиазм «большого брата».
- У меня направленное действие способностей. Я могу взять на себя четырех, но не двадцать четыре… Меня на всех не хватит...
- Слабак… - Эммет произнес это так тихо, что услышала только я, сидевшая рядом с ним.
Карлайл, тем временем, раскрыл книгу на необходимой странице. Когда мы подошли, я увидела картинку, которая вызвала у меня отвращение: нечто оскалившееся, похожее на огромного волка, стоящее на задних лапах…
- Какая мерзость… - Нервно вырвалось у меня.
- Ты еще запах их не знаешь. – Эдмон мрачно улыбнулся. – Он такой невыносимо непереносимый, что, кажется, все наши рецепторы разом отключаются…
- Все так серьезно? – Нет, Эммет явно не верил в это…
- Серьезней, чем ты думаешь, Эмм… - Эдвард похлопал его по плечу.
- Вы уверены, что мы справимся? – Я пыталась докопаться до истины, пока мужчины разработатывали стратегию защиты и нападения.
- Я не уверен на сто процентов, что мы полностью их истребим. Но удержать их в тайге, по крайней мере, может и удастся… - Арториус знал почти все об этих монстрах. Он уже многое поведал об истории их возникновения и существования.
Например, мне было известно, что это зверье появилось много сотен веков назад в Аркадии. Один из сыновей аркадианского царя был укушен неизвестным на тот момент зверем. Превращение произошло в первое полнолуние. Потом он трансформировался хаотично, независимо от собственного желания, и независимо от стадии луны. Он нападал на людей и, похоже, покусал их немало. Потому что уже через несколько веков их расплодились тысячи. Ликаны, названные так в честь «ликанотропии», способности превращения в волка из-за неизвестного вируса, истребляли все на своем пути, пока не собралась армия вампиров и не перебила их всех… Или почти всех. Среди наших были колоссальные потери…
- Белла…
Голос Эдварда вырвал меня из оцепенения. Я подняла на него глаза.
- Что-то случилось?
- Я хотел узнать, может у тебя что-то случилось? У тебя такое лицо…
«Замечательно! Не хватало еще, чтобы муж волновался из-за выражения моего лица…»
- Нет, все нормально. Насколько это может быть нормальным в данной ситуации…
- Все будет хорошо. – Он так храбро держался, что я опять вспомнила, каким он может быть решительным и отважным.
- Я верю тебе. – Сказала я правду.
Я действительно верила своему мужу.
- Почему они собираются в тайге? – Я обратилась к Ворону и Эдмону.
- Ты была когда-нибудь в тайге? – Я мотнула головой: «Нет» - Она настолько глухая и непроходимая, что Амазония со своими джунглями кажется парком развлечений. Понимаете, тайга таит в себе много таинственного. Человек, даже очень опытный следопыт, может заблудиться там, в течение секунды. Многие таежные жители считают, что у нее есть душа…
Многие таежные жители считают, что у нее есть душа…
- Ворон, кто-то остался там? Защищать лес? – Я обратилась к гостю лично. Меня очень волновал тот факт, что там кто-то остался незащищенным от ликанов…
- Да. Осталась Регина. Она главная после меня.
- Твоя Бета? Мы так называем наших заместителей… - Джейк немного оживился.
- Да. Она моя жена…
- Ты не побоялся оставить ее одну? – У меня мурашки по коже пробежали, когда я представила рысь против монстров…
- Она не одна. Я знаю, они сдерживают ликанов. Но явной угрозы пока нет. Звери выжидают…
- Чего?
- Пока неизвестно…
Арториус закрыл книгу и обратился к нам:
- Итак, надо проработать план действий. Насколько я знаю, у нас есть несколько недель, даже месяцев…
- Вы видите их? – Эллис приподнялась на диване. Ее утомляла слепота.
- Да. Вижу. Но конечный исход мне не известен. – Поспешил заверить он нас. – Ворон, что ты еще знаешь о ликанах?
- Их предводителя зовут Ульфеднар… Он старый боец. Выжил при нападении двадцатилетней давности. Видимо, затаив обиду поражения, решил выступить в скором времени. Он знает, что его армия почти разбита в джунглях Амазонки. Ноэль хорошо справился с поставленной целью. Кстати, Ноэль и его вампиры прибудут в тайгу нам в помощь.
- Прекрасно! Силы уравняются! – Еще чуть-чуть и Эммет захлопает в ладоши от предвкушения заварушки.
- Черта с два! – Ворона раздражал Эмм. Теперь он этого не скрывал. – В Южной Америке их было всего двадцать. Там, в Сибири, дислокация превышает тысячу… Ноэль сейчас занят поимкой пяти ликанов…
- Они сбежали? – Я удивилась.
- Они не сбегают. Был дан приказ к отступлению…
- Как у военных?
- Нет, как у нас, аниматов…
- У них тоже есть связь? – Джейкоб подошел ближе.
- Намного сильнее, чем наша. – Ворон посмотрел ему прямо в глаза.
Джейкоб выпрямился и с жаром произнес:
- В таком случае мы тоже выдвигаемся против этих зверей. Я, Сет и еще несколько волков пойдут с вампирами в тайгу. Леа и остальные останутся здесь для охраны земель…
Я посмотрела на Лею. Ни один мускул не дернулся на ее лице. Только что-то едва уловимое во взгляде… Она коротко кивнула, соглашаясь с решением Альфы.
- Дорогая, ты за главную… - Джейк повернулся к жене. Она опять кивнула, не в силах что-то сказать. Женщина… Как мы похожи.
Слово взял Карлайл:
- Нас идет пятеро. Наши женщины смогут одолеть пятерых ликанов с помощью волков. Все мужчины клана Калленов выходят на тропу войны…
- Разрешите присоединиться?...
Этот голос заставил меня вздрогнуть… Как они смогли появиться здесь незамеченными. Почему никто не обратил внимания, что они подходят?

гл.5 Неожиданный Альянс…
Я посмотрела на Эллис… Та только виновато улыбнулась и слегка пожала плечами:
- Я забыла предупредить… не успела…
В гостиную медленно входил Аро Волтари. Я заглянула ему за спину и поняла, что он не один. Феликс, Джейн и Маркус также плавно буквально «вплывали» в дом.
Все происходило в нашем вампирском времяисчислении, доли секунды мне понадобились, чтобы проанализировать реакцию своих близких на столь неожиданное появление гостей из Европы. Карлайл и Арториус поднялись с мест, Ворон и Эдмон встали рядом со мной. Эдвард… Меня удивила реакция моего мужа. Он сначала стоял, плотно сжав кулаки, потом разжал их и криво усмехнулся… Он уже знал, что скажет Аро.
- Не могу сказать, что мы в восторге от встречи с вами, но в любом случае – вы вовремя…
Они смотрели друг другу в глаза, немного улыбаясь.
Всеобщее напряжение достигло такого накала, что казалось ощутимым. Меня начала раздражать сложившаяся ситуация.
- Может, перейдем сразу к делу? – Произнесла я, гордо вскинув голову.
Когда все разместились в гостиной, я уже не скрывала своего интереса и разглядывала вновь прибывших.
Аро улыбался, словно был счастлив видеть нас вновь. Лицо Феликса ничего не выражало. Джейн приподняла один уголок своих губ, как-то странно ухмыляясь, но продолжая смотреть прямо перед собой. О, да, наша малышка Джейн, похоже, нервничает…
Маркус, встретившись со мной взглядом, искренне улыбнулся. Он был единственным Волтари, которого мне было приятно видеть.
Не было нужды затягивать молчание. Ведь, если столь могущественный и гордый клан приходит к нам по своей инициативе и не в полном составе, значит, случилось действительно что-то серьезное. Мне, с присущей только мне человеческой добротой, стало немного жалко их. Никакой надменности, только, вызывающее сочувствие, попытка выглядеть достойно…
Что-то мне подсказывало, что приезд Волтари был каким-то образом связан с будущим выступлением ликанов. Вспомнив об оборотнях, я интуитивно взглянула Джейка. Он, совершенно спокойный, что весьма непривычно в такой ситуации, сидел на диванчике вместе с Леей и Сетом. Они не стали подходить ближе. Но по выражению лица Блека я поняла, что в любую секунду они готовы реагировать. Это радовало…
- Начну с того, - Аро как всегда был очень эффектен в своем обращении к слушателям, - что мы в курсе возможного выхода на тропу войны ликанов. Ульфеднар нарушил договор, заключенный нами много веков назад, главным пунктом которого был запрет на мобилизацию ликанов…
- Договор был заключен в одностороннем порядке? – Вопрос был задан Джаспером, знатоком по части военного дела и политических коалиций.
В принципе, ответ на этот вопрос интересовал не только одного его.
- Да. Скажу по чести, - Аро положил руки себе на грудь, в покаянном жесте, - было время, когда нас боялись даже эти звери. Похоже, пришло их время…
- Сколько лет Ульфеднару? – Этот вопрос задала я.
- Больше, чем маркизу, но намного меньше, чем мне, прекрасная Белла… - Губы Аро расползлись в сладенькой улыбочке. Мне стало противно настолько, что я чуть не засмеялась. Последнее слово, когда его произносил именно он, вызывало во мне отвращение… «Прекрасная Белла»…
- И все же? – Я терпеть не могла, когда мне так неоднозначно отвечали, тем более в столь сложной обстановке…
- Ему семьсот лет… Он прямой потомок аркадианского царя, сына которого…
- …Укусил оборотень. Это мы знаем. Но почему Ульфеднар собирает армию, если они одиночки?
- Земли…
Ответ вполне удовлетворил нас по лаконичности, но только не по толкованию. В разговор вступил Маркус.
- В свое время он порядком уменьшил численность евразийского населения. Соответственно, нам это не очень понравилось. В то время, земли не были поделены, как сейчас. Они обитали в Сибири, но этих территории им стало мало. Ульфеднар объединил ликанов для борьбы с их главными врагами, то есть с нами. Но Волтари оказались намного сильней их на тот момент. Похоже, спустя столетия после поражения наш старый враг решил взять реванш…
Голос Маркуса звучал так спокойно, словно для него армия Ульфеднара была не большим злом, чем пчелиный рой, досадное недоразумение…
Минуту, казавшуюся нам вечностью, мы сидели, молча, переваривая информацию. Эдвард положил мне руки на плечи и слегка нажал.
- Неужели ты собираешься посетить Сибирскую тайгу? – Он говорил так и тихо, что услышать его могла только я.
- А ты думаешь, что я позволю тебе отдуваться за весь мир в одиночку?
- Не совсем в одиночку…
- Я сильна, Эдвард. И ты прекрасно это знаешь.
Я заглянула в его глаза. Они темнели от накатывающего гнева. Эдвард не мог и допустить такой поворот. Но он также слишком хорошо меня знал.
Карлайл прервал всеобщее молчание и наш спор своим звонким голосом.
- Итак, господа, мы преследуем разные цели. Но в итоге решение одно – мы принимаем бой. Аро, - он повернулся к старшему Волтари, - почему же Кайус не почтил нас своим присутствием ?
Совершенно невозмутимо, Аро посмотрел в глаза Карлайлу и ответил:
- Ну, он, в отличие от нас не считает нужным вступать в войну, предпочитая отсиживаться в замке.
- Трус… - Эммет вставил свое замечание очень метко, сняв слова у нас прямо с языка.
Аро продолжил с тем же видом:
- Согласен. Но Кайус так не считает, называя свою трусость благоразумием. Со мной же пришли верные бойцы.
Волтари обвел взглядом своих подданных. Феликс и Джейн стояли все в тех же позах, ничем не выражая своего волнения.
Все, что случилось в следующие несколько секунд, я не могу назвать иначе, как сумасшествие… Буквально в мгновение в дом ворвались Ренесме и Розали… Резкий поворот головы Джейн моментально включил все мои защитные функции, активировав тем самым щит, который я направила на всю свою семью. Удар Джейн пришелся как раз в том месте, где в дверях остановилась Несс. Никто не успел даже дернуться, как я подскочила к маленькой вампирше и схватила ее за воротник пиджака. Краем своего вампирского периферического зрения я уловила резкий рывок Эдварда в мою сторону. Видела, как Эдмон быстро встал между нами и девушками. Феликс, Аро и Маркус держали безопасную дистанцию, дабы не попасть под мою горячую руку, в силе которой не сомневался ни один из присутствующих здесь вампиров.
Я наклонилась к лицу Джейн настолько низко, что казалось, мы вот-вот столкнемся лбами.
- Если ты сделаешь хоть один шаг, - говорила я тихим свистящим шепотом, - хоть полшага в сторону кого-нибудь из моей многочисленной семьи или в сторону друзей, чтобы сделать им больно, ты во всех подробностях узнаешь, что такое холодное… дыхание… смерти… Ты поняла меня, маленькая злобная дрянь!?
Я не могла видеть в момент этой вспышки красного гнева, насколько она испугалась. Из оцепенения меня вывел тихий вкрадчивый голос Эдварда:
- Белла… Мы думаем, что Джейн поняла… Отпусти ее…
Только сейчас я заметила, что держала ее на расстоянии примерно десяти сантиметров над полом, крепко прижимая шею Джейн к стене… Отпустив руки, я услышала звук, похожий на звук падающего булыжника…
- Я надеюсь, что она меня поняла…
Я не могла прийти в себя. Давно мне не приходилось применять свои силы, тем более против Волтари. Хотя, по правде сказать против Волтари я физическую силу никогда и не применяли. Но руки не дрожали… Я в душе все равно еще ненавидела эту маленькую садистку.
Джейн молча встала с пола и заглянула мне в глаза.
- Она просто приняла меры предосторожности. – Вступился за свою приемную дочь Аро. – Я думаю, лучше простить ее, Белла. Ведь ты, на счастье, оказалась намного быстрей.
Он улыбался все той же слащавой улыбкой. Но меня немного отпустило. Тем более, не хотелось выглядеть монстром в глазах родни.
- Интересная предосторожность. Это вообще-то не мы пришли без приглашения. – Розали хмурилась, когда говорила это. Ей, конечно, было неприятно, что встреча с Волтари в ее доме чуть не закончилась схваткой.
- Ну, милая Розали, приглашения в сложившихся обстоятельствах немного неуместно. – Примирительно произнес Аро. Ему не хотелось сейчас разрушать шаткое перемирие.
Маркус подошел ближе к нам и обратился непосредственно к главе нашего клана, к Карлайлу:
- Мы уезжаем сейчас, чтобы начать собирать армию Волтари. Придет время, и мы встретимся на месте. Только дайте знать, когда выходить на поле боя. У вас это неплохо получается. – Он посмотрел сначала на Арториуса, потом на Эллис. – Будьте начеку. Мы свяжемся… Всего доброго!
На последнем слове, Маркус развернулся на выход так, что полы его плаща коснулись моих ног. Он спешил уйти. Только в дверях он обернулся и посмотрел на меня.
- До скорого, la bella Белла!
Никакого отвращения… Из его уст эти слова лились естественно, даже красиво… Мне определенно нравился Маркус.
Последней из Волтари выходила Джейн. Когда ее нога ступила на террасу, она повернулась к нам, и одними только губами прошептала: «Простите»

- Вы с ума сошли! – Бушевал Эдвард. Он не мог понять, как можно было допустить такую провокацию. – Почему вы не остались в резервации?
- Эд, - Розали, как всегда величава и невозмутима. – Мы узнали, что к вам пожаловали Волтари. Неужели ты мог подумать, что мы пропустим это?
- А дети?
- Дети в порядке, - Ренесме была немного напугана. Но Эдмон крепко сжимал ее в своих объятиях. Что помогало ей собраться с мыслями. – За ними Исабель и Эмили присматривают. Девчонки, правда, уже сожгли кресло в гостиной Джейка и Леи, и еще лишили памяти старину Сэма. Но все в порядке. Сейчас они как раз спят…
- Кресло? Какое кресло? – Джейк напрягся…
- Такое большое, желтое… - Несс чуть наклонилась к нему и хитро прищурилась.
- О, боже! Это же мое любимое кресло!
Мы все засмеялись. Как здорово, что сегодняшний, такой тяжелый день, закончился всеобщим, хоть и не очень продолжительным весельем.

0

2

гл.6 Без сомнений…
У меня перед глазами до сих пор стоит несчастное лицо Джейн… Я не могу выбросить из головы ее «Простите»…
Эдвард знал, что было в ее мыслях. Ни капли сомнений в моей правоте. Она хотела, чтобы я ее остановила. Эдвард сказал, что, когда появились девочки, она «кричала» о том, чтобы ее остановили…
Мне стало жаль ее. Ее больную душу.

- Белла?
Я вздрогнула. Это часто случалось в последнее время.
Эдвард стоял рядом со мной.
Мы решили поохотиться вдвоем. Теперь я сидела возле обескровленной туши медведя и смотрела вдаль стеклянными глазами.
- Тебя что-то беспокоит? Скажи…
- О, Эдвард! Ну, что меня может беспокоить? Разве что несколько кровожадных ликанов, порывающихся отобрать у нас все… Или Волтари, которые нагрянули к нам своей веселой семейкой, чтобы поболтать о тех же ликанах… Меня больше ничего не беспокоит!
- Бела, остынь! – Эдвард схватил меня за плечи. Нежно, как это умеет делать только он, и крепко. – Белла, не истери. Это сейчас лишнее. К чему эта горечь, когда необходимо мыслить конструктивно.
- Конструктивно? Только не сейчас…
Я, как заправская истеричка мотнула головой. Похоже, моя человеческая сущность опять дает о себе знать.
- Бела, ты только что чуть не разорвала Джейн Волтари на глазах у всех! Что с тобой происходит? Я начинаю волноваться… - Мой любимый муж заглядывал в мои глаза, пытаясь пробить мой щит.
- Двадцать лет… - Шептала я. – Слишком много для счастья…
- Соберись, Белла. – Эдвард обнял меня и крепко прижал к себе. Обычно мне всегда становилось легче после этого. В этот раз не помогало. Какая-то серая тоска наползала на меня…
Иллюстрация из книги «Аркадианскийх мифов» всплывала, как предупреждение о боевой готовности каждый раз, когда я думала о предстоящей битве. Я не могла допустить свое пассивное участие в этом. Эдвард это прекрасно знал и очень злился из-за моего упрямства…
- Не сходи с ума, Белла. Тебе там нечего делать. – Говорил он мне вчера, когда я подняла этот вопрос у нас дома. Эдмон и Ренесме ушли в резервацию к своим девочкам. Софи так волновалась из-за отсутствия мамы и папы, что чуть не сожгла все деревья в саду Блеков. Пришлось срочно вызывать подмогу в лице Джаспера.
Я понимала, что мне необходимо собраться с мыслями, чтобы тщательно аргументировать свои доводы по поводу участия в сборах, но Эдвард был категоричен.
- Милый, пойми, я не смогу сидеть в Форксе и ждать, когда придет кто-то из вас и скажет мне, что я вдова…
- Ты что? – Эдвард не верил своим ушам
- Я сильна. Сильнее Эммета… Даже Джейн выходит с вами…
- Ну, у нее очень нужный талант. – Муж всеми силами пытался меня остановить. Остановить мое упрямство.
- А я сильная! Вам нужна моя сила!
Надежда на то, что Эдвард согласится, таяла как льдинка…
- К тому же, кто останется здесь? – Каллен гнул свою линию, ломая преграды на своем пути.
- Волков предостаточно…
- Нет! Об этом не может быть и речи!
Разговор был закончен. Спорить с ним было бесполезно. Пока…

- Мама! – Ренесме привезла Софи и Розали домой. Сейчас они заходили в гостиную, где собралась вся семья Калленов. – Надо поговорить.
Решительный вид дочери вселял в меня новую надежду. Судя по хмурому выражению лица Соллера, я поняла, что совсем недавно у них произошел похожий с нашим разговор.
- Ты едешь с ними? – Ренесме резко развернулась в мою сторону, когда я прикрыла дверь в синюю комнату. – Ты говорила с отцом?
- О том, чтобы ехать? Я думаю, отец не согласится на это. – Родительская солидарность…
- Соллер согласился. Уже… Я смогла уговорить его.
Я раскрыла рот от удивления. Только этого мне не хватало. Мало того, что я буду волноваться за мужа. Так еще и за дочь… Только что родившую дочь…
- Несс, это лишнее…
- …Нет, мама. – Она прервала меня, даже не дав высказаться. Очень уместный тактический ход…
Решительность… Это наследственное.
- Несс, послушай. – Я выставила руки вперед в предупреждающем жесте. Несси присела на край кровати. Софи и Розали сидели здесь же. Они старались внимательно слушать наш разговор, словно понимали, о чем шла речь. – Я понимаю, что ты не можешь отпустить Эдмона одного. Но у тебя две дочери…
- Мама, у тебя была я, когда ты встала с отцом рядом при встрече с Волтари. И вы не к барбекю на том поле готовились, а к сражению…
- Несс, ты была в надежных руках! Джейк бы позаботился о тебе!
- Как ты себе это представляешь? - Ренесме нервничала, мы никогда не ругались. – На какое бы существование ты меня обрекла? Жить с нелюбимым?
- Что ты говоришь… Прекрати! – По-моему я где-то это слышала. Совсем недавно.
- Как будто ты не знаешь, что такое потерять любимого человека… - Ренесме горько усмехнулась, посмотрела мне в глаза и вышла из комнаты прямо через окно в сторону леса.
Через мгновение я увидела тень, промелькнувшую среди деревьев, направляющуюся в ту же сторону… Эдмон Соллер никогда не оставлял свою любимую жену в таком состоянии в одиночестве.
Я села на то место, где только что была Несс. Первое, на что я обратила внимание, это холодность вмятины на кровати. У моей дочери явно снизилась температура. И не на один градус. Несс все больше становилась вампиром, теряя свою человечность. Ее порыв быть с мужем в момент опасности, можно было объяснить теперь резким обострением чувств, которое присущее только вампирам. Значит, если Эдмон ее не переубедил, то и мне нечего пытаться … Это совершенно бесполезно.
Софи и Рози потянули свои ручки ко мне одновременно. Взяв их к себе на колени, я сжалась. Хотелось плакать… Эти две маленькие крошки даже не представляли, что происходило вокруг.
Я не могла держать себя в руках. Все что я смогла сделать, это тихо произнести: «Эдвард, ты мне нужен»
Спустя несколько секунд он уже входил в комнату вместе с Розали, которая забрала из моих ослабевших рук девочек.
Эдвард понял мое состояние уже тогда, когда я позвала его. Он быстро, в один шаг, подошел ко мне и крепко прижал к себе. Все, что я сделала, это уткнулась ему в грудь лицом и тихо завыла. Я не могла плакать… И я жалела об этом.
Вся усталость навалилась на меня разом, погрузив в пучину боли и страданий. Мне хотелось кричать о несправедливости…
Эдвард тихо прижимал меня к себе, убаюкивая, и гладил по волосам.
- Я не смогу отпустить тебя одного… - Сказала я, когда обрела дар речи. – Лучше я погибну, сражаясь рядом со своим мужем, чем буду ждать вестей… Ты не понимаешь, насколько это важно для меня.
Я заглядывала в его золотые глаза в надежде найти понимание…
- Эдвард, пожалуйста. Если ты не разрешишь, я найду способ туда попасть.
Он молчал…
- Ренесме выходит вместе с Эдмоном…
- Я знаю. – Тихо, но твердо.
Я приподнялась немного и поцеловала мужа в губы. Нежно, наслаждаясь каждым вздохом. Эдвард ответил мне сразу. Он положил свои руки мне на лицо и прижался крепче к моим губам. Страсть волной накрыла нас обоих одновременно. Тихо зарычав, Каллен опрокинул меня на спину и стал покрывать поцелуями мое лицо, мою шею, грудь…
- Тебе придется быть рядом со мной все время… Ни на шаг не отходить. Если начнется битва, в чем я не сомневаюсь, тебе придется бороться на равных с ликанами. Только физическая сила, твой щит не поможет нам в Сибири…
Эдвард говорил это сидя на кровати и пытаясь надеть на себя что-то из того, что осталось после нескольких часов нашей любви…
Он бы выглядел комично, если бы не трагичность ситуации.
Мне удалось доказать ему, что моя помощь может пригодиться.
Тем более, я поняла из слов Эдварда, что Розали и Эллис тоже едут. Эсме тоже собирается … Все Каллены выходят на тропу войны за свободу.
Отдельно решается вопрос с девочками. Скорее всего они останутся с Эмили и Сэмом. Тем более у них замечательно получается отвлечь малышек всякими сказками и играми. Кстати, никогда не думала, что Сэм может быть таким смешным…
Я не хотела думать о том, что, возможно кто-то не вернется. Кто-то из нас в любом случае приедет в Форкс и заберет девочек…

Я отбросила мрачные мысли в сторону. Это не первый раз, когда мы готовимся к верной смерти, а выходит по-другому.
- Тебе не кажется, что надо организовать тренировки?
Мы спускались в гостиную, где собралась вся семья, включая Ренесме и Соллера. Они держали на руках своих дочерей и улыбались. Словно ничего и не было. Эдмон действительно осень хорошо чувствует свою жену. Несс выглядела намного спокойней, чем в тот момент, когда мы заходили в комнату для разговора.
- Конечно, мы организуем тренировки! – Эммет очень оживился, предвкушая маленькие представления, устраиваемые нами, женщинами.
- Что же, с завтрашнего дня начинаем! Ворон, ты поможешь нам в этом? – Карлайл обратился к нашему русскому другу. Тот стоял, скрестив руки на груди, и смотрел на нас.
- Несомненно!

гл.7 Ностальгия…
В окно стучался мягкий свет осенней зари, запуская веселые лучики редкого солнца в нашу спальню. Огромная кровать, стоящая посередине такой же большой комнаты, была покрыта легким органзовым пологом, создавая некий изолированный мирок… Мир для нас двоих…
Я лежала прикрытая шелковой простыней и гладила лицо самого дорогого вампира в мире. Эдвард смотрел на меня, не мигая. Его золотые глаза искрились в лучах утреннего солнца. Кожа, словно обсыпанная мелкими крошками бриллиантов, сверкала при каждом малейшем движении его руки, направленной к моему лицу. Сколько мы так лежали – неизвестно. Сегодня время для нас остановилось. Мы решили посвятить этот день нам двоим, ни с кем не делясь…
Ренесме решила забрать в большой дом девочек и посвятить этот день им и мужу. Они собирались всей семьей уйти дальше в лес для охоты. Софи и Рози стали уже довольно взрослыми за эти четыре недели нашего пребывания в Форксе…
За это время мы все изрядно подустали, ежедневные физические тренировки давали о себе знать. Наши вампирские тела могли выдержать любую нагрузку. Но если к ней прибавить и моральное перенапряжение, связанное с предстоящей битвой, в которой мы уже не сомневались, то мы буквально валились с ног, как бы нереально это не звучало.
Хотя повеселиться нам тоже пришлось.
Эммет поставил перед собой задачу первостепенной важности – одолеть человека-рысь. К сожалению, у нашего «большого брата» не хватило сноровки. Ворон в теле дикой сибирской кошки чуть не перегрыз ему горло во время одной из самых жестоких тренировочных боев. Если бы не своевременная помощь Эдварда, наверное, нам пришлось собирать Эммета по кускам…
Конечно, Эммету это не очень понравилось, но он не мог не признать, что Ворон весьма и весьма своеобразен в тактике нападения на вампира.
Наш сибирский друг рассказывал нам с помощью способности моего мужа, что в бою с ликанами наши таланты нам не помогут. Звери будут слушать только Ульфеднара и его команды, поэтому не стоит расходовать силы на всякого рода воздействия. Только Джейн с ее даром может помочь обезоружить несколько ликанов, но это ничто по сравнению с их количественным превосходством.
С разрешения Эдварда на «бой» с рысью вышла я. Я словно со стороны видела нашу фантастическую схватку. Легкие прыжки, вращения в воздухе… У меня захватывало дух, каждый раз, когда мы сталкивались с Вороном в полете. Все аплодировали нам, как только мы касались ногами земли… В итоге я повалила Ворона на землю и сделала вид, что кусаю в шею. Эдвард тут же подхватил меня, назвав грациозной пантерой, и на глазах у всех поцеловал.
Самое обидное было то, что наши любимые мужчины не принимали наши силы в серьез. Пришлось доказывать, что мы просто никогда их не использовали в полной мере, дабы не ранить и не покалечить наших дорогих мужей. В конечном итоге первым сдался Эммет. Быстрота реакции, природная скорость движений Розали довели ее любимого до бешенства. Он рычал и барахтался в руках Роузи, как ребенок. Сказав, правда, что поддался…
Джаспер и Эллис устроили настоящие дикие танцы. Красота и плавность их движений завораживала… Эта схватка закончилась честной ничьей.
Эдвард на этот раз решил не щадить меня. Он обходил меня вокруг с таким серьезным видом, что мне становилось смешно. Я была уверена, что ему со мной не справиться. Каллен силен, но так уж вышло…
Прыжок – я на земле, он наклоняется, чтобы укусить – я выскакиваю из-под него и оказываюсь сверху… Полчаса непрерывных скачков и напряженного выжидания. При очередном выпаде меня отвлек чей-то смешок, и я оказалась на земле. На этот раз Эдвард вышел победителем.
Пытаясь утешить меня, он низко наклонился, не выпуская меня на свободу из своих железных объятий, и поцеловал в нос. Я пригрозила, что еще отыграюсь. И отыгралась.

Солнце поднялось высоко и уже начало прятаться за тонкие серые тучи. Это не омрачало моего настроения. Мысли о ликанах не выходили на первый план. Скорее всего, потому, что эта битва была неизбежна и не оставляла нам выбора. Мы к ней готовы. Все…
Эдвард медленно потянул ко мне руки и погладил лицо.
- Ты, правда, не боишься? – Он всегда спрашивал меня о моих чувствах.
- Больше нет смысла… - Я пожала плечами, не сводя глаз с его губ. – Какой смысл бояться того, что неизбежно? Мы будем вместе…
- И ты не боишься, что мы погибнем? – Эдвард еще надеялся, что я отступлю?
- Но ведь, если мы погибнем, то оба… Значит мне нечего бояться… Ни одиночества, ни…
Эдвард резко перекатил меня на спину и впился в мои губы так яростно, что, если бы я была человеком, то от моих губ и зубов ничего не осталось бы. Он целовал меня неистово, гневно, словно пытаясь вырвать мои последние слова изнутри. Эдвард не желал думать о нашей возможной гибели. О гибели нашей дочери и Эдмона… Карлайла и Эсме…
Он пытался заглушить свою боль страстью и желанием…
- Эдвард… - Я потрогала его за плечо, когда мы остановились. – Прости, я не хотела этого говорить. Но ведь я права…
- В чем?
Я не могла найти ответ, который удовлетворил бы его полностью, чтобы нельзя было продолжать спор.
- В том, что мы не оставим никого в одиночестве… Если уйдем, то все…
- А малышки?.. – Каллен повернулся ко мне и посмотрел прямо в глаза. – Что будет с ними? Кто о них будет заботиться?
- Нельзя брать с собой Ренесме…
- Она не сможет без Эдмона, если что-то…
Я не дала мужу договорить, положив свою ладонь на его губы… Он моргнул, но замолчал. Эдвард как никто понимал, что для меня могут значить его слова о смерти… О нашей смерти…
Я прижалась к нему еще крепче. Он обнимал мое голое тело и целовал каждый дюйм моей белой кожи. Эдвард пытался запомнить каждую мою клеточку, каждый изгиб. Я не могла держать в себе желание. Через секунду мы сплелись с ним в единое целое…

- Чарли? Ты уверена? – Эдвард поднял бровь. Он, конечно, не был против моей поездки в дом отца, но и особо не горел желанием светиться в Форксе.
- Да, я собираюсь поехать к нему поздним вечером, когда стемнеет. Я была вчера возле дома и обратила внимание, что он поздно ложится. Так что я думаю, у меня будет возможность с ним поговорить.
- Ты уверена, что одобрит твое появление?
- Конечно, я ведь его…
Кто? Дочь?
Дочь, которая через двадцать лет после свадьбы осталась такой же красивой и сильной… Но он же знал, кто я на самом деле.
Ответы на свои вопросы я наверняка получу только тогда, когда появлюсь в своем доме.
- Тогда лучше позвони ему, Белла. Не надо пугать старика. – Эдвард был прав. Лучшим из того, что я могла бы сейчас сделать, это был звонок Чарли.

- Алло. – Чистый голос с легкой хрипотцой. Голос моего отца.
- Папа? Это я…
- Белла! Ты где?
- Я хочу зайти к тебе сегодня вечером… Можно?
- Конечно!
Я положила трубку. Мне было больно с ним говорить по телефону. Я боялась представить, каково это будет вечером, наедине.

Наш дом стоял в стороне от остальных. У меня не было проблем с проникновением внутрь незамеченной. Я пришла пешком, чтобы не привлекать лишнего внимания к машине. Свет горел только на первом этаже. Значит, отец ждал меня.
Я тихо постучалась в дверь.
Через мгновение она открылась. Я всегда гордилась физической подготовкой Чарли, но через двадцать лет, несмотря на преклонный возраст, он поражал меня своей быстротой. Отец широко улыбнулся, радуясь, что я все такая же красивая, как и раньше. Чего, правда, нельзя было сказать о нем. Черные когда-то волосы были покрыты сединой. Глубокие морщинки напоминали о времени, которое не было властно надо мной. Его не было на свадьбе Несс, потому он очень обрадовался, услышав мою просьбу прийти проведать.
- Беллз…
- Папа…
Мы обнялись. Его запах, такой родной, такой теплый и сладкий уже не был таким ярко выраженным, как раньше. Старость изменила моего отца.
- Беллз, ты слишком сильна для меня…
- О, прости папа. – Я отошла. Уже очень давно мне не приходилось обнимать человека, наверное, я потеряла сноровку.
- Ну, как ты? Рассказывай!
Чарли был очень рад тому, что я к нему приехала. Посыпались тысячи вопросов: как Ренесме, как Эдвард. Я рассказала ему про девочек – Софи и Розали – про их рождение, про то, как они растут и что умеют. Папа слушал меня так, словно видел в последний раз. Вникая в каждое слово, сказанное мной. Я смотрела на него, и мою душу медленно, но верно раздирала такая тоска, что хотелось выть…
Мы проговорили с отцом почти полночи. Он не стал ложиться спать ради такого случая – к нему в гости пришла единственная любимая дочь-вампир.
Только, когда я засобиралась уходить домой, потому что мне было жаль своего престарелого отца, Чарли положил свою старую морщинистую руку мне на плечо и произнес:
- Я никогда не говорил тебе этого, дочь. Но хочу, чтобы ты знала: я всегда был доволен твоим выбором. – У меня отпала челюсть. Но я не перебивала его. – То, что ты – вампир, это все природный катаклизм какой-то. Я на это стараюсь не обращать внимания, тем более, если учесть тот факт, что ты никогда не постареешь, и мне не придется тебя хоронить раньше времени. Я доволен твоим выбором в отношении… человека, с которым ты решила прожить свою жизнь. Я никогда не говорил ему, что уважаю… Теперь наверное очень поздно. Но ты обязательно передай ему мои слова.
Чарли смотрел мне в глаза. Он очень хотел, чтобы я сделала это. Я не могла ему отказать. Потому что это было важно не только для него, но и для меня. Эдвард, в силу своей природной вежливости и терпимости, никогда не поднимал этот вопрос, не смотря на то, что мог читать мысли моего отца.
- Эдвард самый лучший муж, которого может выбрать себе девушка… Он силен, заботлив и очень добр, даже в своей вампирской сущности… Тебе очень повезло. И ему тоже… Я очень, правда, очень рад тому, что в твоей жизни все так повернулось…
Глаза Чарли были полны скупых мужских слез. Он, не моргая, смотрел на меня и уже не пытался говорить мне что-либо…
Мы с ним итак понимали, что эта встреча может быть последней… или предпоследней.
Я шагнула в темноту ночи, собираясь домой. Там, меня ждал Эдвард, который не стал сопровождать меня сегодня, понимая, что с отцом мне надо было встретиться один на один. Он переживал за нас.
Легкий теплый ночной ветерок немного трепал мои волосы, пока я медленно шла по тропинке, ведущей вглубь леса, окружающего Форкс. Я не хотела разбегаться, пытаясь сохранить в памяти те несколько часов, проведенных с отцом. Я хотела немного побыть одна.
Вдруг я поняла, что что-то изменилось. Тишина леса стала намного более глухой. Теперь не только птицы перестали петь, почувствовав приближение хищника, то есть меня. Теперь даже деревья перестали шелестеть листьями…
Со стороны океана подул ветер, который принес запах… Именно тот запах, о котором говорил Эдмон Соллер, когда мы рассматривали иллюстрации в книге «Аркадианские мифы». Ликан…

гл.8 Вторжение…
Запах усиливался, по мере того, как чудовище приближалось.. Оно шло прямо на меня. Я быстро, с вампирской скоростью, оценивала ситуацию. Дом Калленов находился на севере, запах шел с запада, значит, надо идти на восток.
Я не спешила, убегать, потому что хотела, чтобы ликан почуял меня. Его надо срочно вывести из штата. Я думала, что с моей скоростью, у меня получиться это сделать. Я немного просчиталась…
Запах усиливался с каждой милей. Он был быстрее меня. Уже на границе округа я что-то услышала. Это было похоже на шаги, очень широкие шаги… Хруст веток под ногами усиливался и становился все слышнее и слышнее.
Все чувства разом обострились. На бегу я успевала анализировать обстановку. Поток мыслей в моей голове, проносящихся с неимоверной скоростью, не мешал делать выводы. Например, я знала, что он один. Это было слышно по шагам. Также я понимала, что он огромен: каждый его шаг отдавался вибрацией земли под моими ногами. Иногда порыв западного океанического ветра приносил с собой запах. Эдмон был прав, эти миазмы иногда мешали концентрации.
Я не закрывала щит. На это были две причины. Первая заключалась в том, что лишняя трата сил может ослабить меня. А во-вторых, щит частично приглушал мой запах, чего я категорически не могла допустить. Мне необходимо было увести зверя дальше от населенного пункта. Правда, я еще не совсем понимала, что за этим последует. Но моей первоочередной целью стало спасение моей семьи и невинных людей. Даже ценой собственной жизни…
Вдалеке, сквозь деревья, я увидела еще одну проблему. Причем намного серьезней, чем моя возможная смерть. В сиянии предрассветного тумана я заметила маячившие впереди машины. Мы подобрались слишком близко к федеральному шоссе. Восьмиполосная трасса могла стать слишком серьезной преградой на нашем пути. В том, что я ее перепрыгну, я не сомневалась. Но вот ликан может создать массу проблем. Если учесть, что на этой дороге поток машин никогда не иссякает. Зверь слишком тяжелый и большой, чтобы незаметно пересечь шоссе…
Внезапно меня осенила мысль. Я дам бой этому монстру. Пусть для меня это окажется мой последний бой. По крайней мере, я его задержу. Ведь оказался же он так близко с нашим домом. Значит, его кто-то сюда загнал. Вполне вероятно, что этот кто-то догонит нас и добьет эту тварь.
Я резко развернулась и помчалась назад сквозь деревья, уводя ликана вглубь леса, подальше от дороги.
В нескольких метрах от меня, где-то сбоку промелькнула огромная темно-серая тень. Он действительно очень большой.
Его скорость меня поражала. Ликан был настолько силен и ловок, что не оставлял мне никакой надежды на победу…
Пробежав еще несколько миль, не доводя его к округу, я остановилась.
Отключить чувство страха оказалось секундным делом. На смену ему пришла ярость, которая красной пеленой заволакивала мне глаза. Инстинкт самосохранения возбуждал во мне такой гнев, что я стала забывать причину моего волнения.
Я медленно развернулась. Ликан остановился в десятке метров от меня. Теперь я могла рассмотреть своего противника и наметить точки ударов, которые я собиралась ему нанести, прежде чем он убьет меня.
Мы смотрели друг другу в глаза. Он, серая огромная масса мышц и шерсти был еще отвратительней, чем в книге. Его торс напоминал человеческий, в то время, как голова была волчья. И только глаза, ярко–голубого цвета приковывали к себе особое внимание. Они тоже были человеческими. Даже, я бы сказала очень умными. Словно это чудовище было способно мыслить.
Ликан медленно оскалился в звериной улыбке и сделал один небольшой шаг вперед. Я стояла, как камень, просчитывая расстояние, скорость и время. Он, даже, если прыгнет сейчас, может просто промахнуться. Здесь я буду быстрее его.
Я поняла, что надо просто выиграть какую-то долю секунды, чтобы собраться. Сделав один маленький шажок вбок, я словно пригласила его на наш смертельный танец.
Ликан последовал моему примеру. Мы кружили с ним несколько секунд, пока он не сделал свой первый выпад на меня…
Успев отскочить, я увернулась от его огромных тяжелых лап. Встав за его спиной, я опять приготовилась к прыжку.
Он резко развернулся и успел схватить меня за руку, которую чуть не выломал. Зверь удерживал меня в своих железных руках, заглядывая мне прямо в глаза. Ликан обнюхал мое лицо и еще сильнее оскалился, будто улыбнулся чему-то. Из его огромной пасти послышался какой-то гортанный низкий рык… удовольствия. Ему нравился мой запах…
Чего нельзя было сказать обо мне. Такой мерзости я еще никогда не ощущала…
Вдруг, я услышала, сквозь звук его тяжелого смрадного дыхания, легкий шорох. Спустя несколько мгновений голос, который я когда-то так люто ненавидела, голос ребенка произнес:
- Не дай этой твари себя укусить! Не дай укусить!
Джейн…
Она быстро приближалась к нам. Ликан немного отвлекся на шум сзади, и я, мигом воспользовавшись его замешательством, вырвалась из мохнатых лап…
- Белла, в сторону!
Теперь я видела ее. Маленькая, затянутая во все черное фигурка быстро приближалась к нам. Ее глаза были устремлены на зверя. В тот момент, когда Джейн уже была на расстоянии удара, ликан упал на землю, громко завыв. Все произошло буквально в доли секунды. Я стояла рядом с ним и смотрела на то, как это чудовище корчилось в агонии. Джейн не спускала с него своих глаз, пока не подошла к нам ближе. Не знаю, откуда взялось это чувство, но я почему-то была очень ей рада. Хотя, если учесть, что маленькая Волтари только что спасла мою жизнь…
- Никогда не давай этим монстрам себя укусить… - Джейн говорила, не отрывая взгляд от воющего ликана. – Их укус смертелен для нас. Сейчас необходимо быстро перегрызть ему глотку… Справишься?
Она посмотрела на меня. Я не могла шелохнуться. Шок…
- Белла? У меня не хватит сил. Я удержу его, а ты сделай, что требуется…
У меня даже не возникало мысли не подчиниться ее словам. Ни о какой гордости и чести речь сейчас не шла. Надо было сделать то, что она сказала.
Я медленно наклонилась к зверю, стараясь не отвлекаться на вонь, исходящую от него. Он не обращал на меня никакого внимания. Даже не пытался сопротивляться, когда я наклонилась к его, судорожно сжимающемуся, горлу. Я видела тонкие вены, по которым пульсировала кровь. Больше не задерживаясь, я рванула зубами шкуру. не было никакой надобности в аккуратности – я не собиралась ведь его есть. Через открывшуюся рану хлынула тягучая вонючая кровь, темно-бардового цвета. Если бы я была человеком, от отвращения меня бы вырвало. Я еще раз порадовалась, что я вампир. Ликан еще несколько секунд бился в предсмертных судорогах, пока, последний раз не издал булькающий звук, затих. Теперь он был мертв.
Я встала и выпрямилась. Джейн смотрела на бездвижного монстра. Потом немного нахмурилась и произнесла:
- Боже, я думала, он хоть мертвый не будет так вонять!
Я засмеялась. Волтари подняла взгляд на меня:
- Добро пожаловать! Ты прошла первое боевое крещение!
Я только сейчас заметила, что лицо этой девушки может быть добрым. Даже немного милым…
Я повернулась в сторону дома и указала ей рукой, чтобы Джейн последовала за мной.

Через несколько миль нам на встречу уже бежали Эдвард, Эдмон и Эммет.
Они застыли, как вкопанные, увидев мою компанию по прогулке.
Эдвард моментально ринулся в мою сторону, страшно скалясь и рыча. Но только приблизившись ко мне и почувствовав запах, исходящий от нас обеих, он остановился. Джейн, выступив вперед, обратилась к моему мужу:
- Можешь поздравить свою жену, Каллен. Она только что завалила ликана.
Эммет охнул:
- Ни фига себе!
Я даже засмущалась от такой реакции и поспешила оправдаться:
- Джейн, я была не одна. Если бы не ты, я бы не справилась. Мне очень помог твой… дар.
Эдвард повернулся к Эдмону. Тот слегка кивнул и обратился к Волтари:
- Джейн, как ты оказалась здесь?
Теперь девушка немного стушевалась. Она потупила взгляд., понимая, что Эдвард и Соллер читают ее мысли. Но она не считала нужным молчать в моем присутствии:
- Меня послали сообщить, что армия Волтари готова к выступлению.
Эдвард продолжил допрос:
- Как ты оказалась именно здесь?
Джейн гордо подняла голову:
- Если ты допрашиваешь меня, то зря стараешься казаться таким же, как я. Каллен, ты прекрасно знаешь, что я просто передвигалась сквозь заросли, когда увидела, что за Беллой гонится ликан…
- Ну не совсем он гнался… - Я хотела внести ясность. – Я уводила его.
- Куда? – Эдвард сверлил меня гневным взглядом. – Куда ты его уводила, Белла?!
- Подальше от дома…
Почему я чувствовала себя так противно? Мало того, что на моем языке еще сохранился вкус плоти монстра, которого мы с Джейн убили, так еще и Эдвард смотрел на меня так, будто я недалеко ушла от того же ликана…
- Зачем?
- Эдвард! – Я взорвалась. Не любила я, когда он меня отчитывал, как маленькую дурочку. – Не надо задавать мне такие вопросы. Ты бы сделал тоже самое!
- Белла, Белла… - Муж взял меня за руку. – Ты когда-нибудь угробишь себя своей болезненной самоотверженностью.
Теперь мы пошли в сторону дома, молча. Джейн сказала, что должна будет доставить ответ Волтари. А для этого ей надо поговорить с Карлайлом.

гл.9 Принцесса Джейн…
Дома, конечно, все очень удивились, увидев Джейн. Хотя, Эллис и предупредила семью о ее появлении. Более того, всех поразила история, рассказанная мной о том, как Волтари только что помогла мне одолеть страшного и сильного ликана. Все были в шоке. Кроме Эммета, конечно. Он мне жутко завидовал.
Розали и Эсме отправились с Ренесме и девочками в резервацию. Так сказать, от греха подальше. Человек-рысь ушел с волками на тренировочные забеги. В итоге дома остались только я, Эдвард, Джаспер, Эллис, Карлайл, Эммет, Арториус и Эдмон..
Правда, маркиз оставался в стороне и не подходил к нам. Соллер настолько ненавидел Джейн, что не мог даже допустить возможность находиться рядом с ней.
Джейн в свою очередь очень волновалась. Не надо быть Джаспером, что бы понять – маленькая Волтари боится нас.
Она старалась не поднимать взгляд. А я не ослабляла щит, потому что понимала, что малейшее резкое движение может спровоцировать ее на удар. Пусть не совсем осознанный, но весьма болезненный.
К сожалению, Волтари не заботились о ее обучении контролировать себя в экстренных случаях. А то, что она сейчас находилась совсем одна в нашем доме, означало только это… Экстренная ситуация…
Карлайл и я старались быть с Джейн предельно вежливыми. Меня она спасла, а Карлайл просто не умел иначе.
Арториус попробовал заглянуть в будущее. Немного подождав, он сообщил нам, что можно собираться уже через день…
И опять ни страха, ни волнения…
Я была готова. Мы все были готовы.
Эту информацию Джейн необходимо было передать Волтари. Только лично. Это один из важнейших правил ведения такого рода войн, еще с древних времен.
Только один вопрос мучил всех и каждого в нашей семье: почему именно Джейн Волтари приехала к нам за вестями о мобилизации. Ведь это мог сделать кто угодно. Феликс, например, или Джанна…
Джейн еще сильнее притихла, когда пришло ее время уходить. Она не хотела этого делать. И не могла скрыть своего желания остаться с нами.
- Джейн, что с тобой случилось? – Я положила руку ей на плечо, стараясь не пугать маленькую вампиршу. Меня очень удивляла та разница в ее характере, которая наблюдалась очень отчетливо: ее поведение двадцатилетней давности очень отличалось от сегодняшнего. Джаспер находился рядом с ней постоянно. Он стоял, глубоко задумавшись, и изредка бросая встревоженные взгляды на Эдварда. Тот, в свою очередь поворачивал голову ко мне и как-то странно улыбался…
Так как ответа на мой вопрос не последовало. Я решила его повторить и добавила:
- Что-то тебя тревожит?
Я только сейчас начала понимать, что эта когда-то очень грозная противница, была на самом деле загнанным в угол ребенком, который еще не совсем понимает, что такое хорошо, а что такое плохо. Ее растерянный вид очень красноречиво об этом говорил…
- Я хочу, чтобы вы знали, что я больше не причиню вам вреда…
Голос Джейн был такой тихий и тонкий, что будь мы людьми, то врядли что-нибудь расслышали бы. Это еще больше нас шокировало, если не сказать больше…
Теперь я уже не могла понять, почему раньше никто так и не понял, что это просто ребенок. Почему Аро лелеял в ней ту жестокость, которой она нас поражала. Садистские наклонности Джейн заставляли трепетать перед ней даже Феликса.
Мои мысли прервал все тот же тихий тонкий голос:
- Знаешь, почему я пришла, Белла? Ты напоминаешь мне мою мать. Ты так похожа на нее… Но только благодаря Морфиусу я смогла это понять.
Я посмотрела на Эдварда. Мой муж стоял абсолютно непроницаемым лицом. Он продолжал «сканировать» мозг Джейн, и, похоже, не находил там ничего опасного. Эллис подвинулась ко мне, чтобы быть ближе. Она с интересом разглядывала нашу гостью.
- А причем здесь Морфиус? – Сестра все-таки озвучила вопрос, возникший в голове каждого из нас.
- А вы так и не поняли? – Джейн чуть улыбнулась и посмотрела на Эдварда. Взгляда Эдмона, я это только сейчас заметила, она избегала сознательно. – Морфиус с помощью своего наркотического воздействия на вампиров, помогает им открыть самые потаенные уголки их мертвой души. Наши проклятия возрождаются с новой силой. Наше прошлое накатывает на нас, словно лавина. Он воздействовал на Беллу, но в ее жизни практически ничего не изменилось по одной причине: вы все никогда друг другу не лжете. Вы открыты друг перед другом. Ваше прошлое вас не пугает и не гнетет.
Она говорила тихо и быстро, мгновенно распаляясь. Я укрепляла свой щит, распространяя его на всех членов своей семьи, боясь непроизвольного удара. Но его не было. Джейн контролировала себя. Тем временем она продолжала.
- Я догадалась о побочных действиях способности Морфиуса только тогда, когда увидела у Алека улыбку умалишенного. Он мой брат, я хорошо помнила, кем он был до инициации. Знаете, я считаю, что вы должны кое-что знать о нашей жизни…
Джейн подняла голову и посмотрела сначала на меня, потом на остальных, задержав взгляд на Эдварде. Он все с тем же непроницаемым выражением лица слегка кивнул маленькой Волтари. Мы переглянулись с Карлайлом, и я поняла, он ничего о ней не знает…
- Продолжай, Джейн. – Спокойно сказал старший Каллен.
- Мы с Алеком родились в 1517 году, ровно через год после рождения первой дочери Генриха VIII. После рождения Марии Екатерина Арагонская, первая жена короля, была весьма слаба, и Генрих решил завести себе молодую любовницу. Ею стала красивая Мелисента Ормонд, дочь графа Шрусбери, только что вернувшейся из Франции и похоронившая своего скоропостижно скончавшегося престарелого супруга вдова. Узнав, что фаворитка беременна, король подарил ей особняк в Аскоте. Все время, пока Мелисента находилась в положении, ее окружали родные и близкие. Жадно охотившиеся за приближением к королю. Никто не заметил, что молодая женщина больна… Король, в силу своей так называемой занятости, а скорее всего в силу своей природной жестокости, ни разу не посетил свою беременную любовницу. Что весьма и весьма удручало графа Шрусбери, стремившегося таким образом попасть в расположение короля.
Когда пришло время, и на свет появились мы, наша мать скончалась от страшной кровопотери… - Джейн крепко зажмурила глаза, словно стараясь прогнать набегавшие слезы. Мы внимательно слушали вампиршу, понимая, что смерть матери наложила первый негативный отпечаток на сознание этого ребенка. Джейн тем временем продолжала. – То, что Алек болен стало понятно примерно через полгода после рождения. Он находился в полной апатии, никак не реагируя на внешние раздражители. Сейчас эту болезнь называют аутизмом. Но тогда, прознав о нашем существовании, Екатерина Арагонская, дочь Изабеллы Кастильской, известной, как мать Великой инквизиции, объявила нас порождением дьявола, заставив отца заточить нас в Тауэр… По странному стечению обстоятельств там, кроме нас оказались только мы и кормилицы. Видимо, граф Шрусбери публично отказался от детей и покаялся перед католической церковью… По мере того, как мы росли, я все больше понимала, что наше появление на свет не более, чем природная ошибка. Алек, будучи абсолютным дурачком, не мог и два слова толком связать. Нам меняли нянек несколько раз в год, чтобы мы не успевали к ним привыкать. Но спустя шестнадцать лет, когда моя ненависть ко всем окружающим меня людям окрепла окончательно, нас выпустили. Причиной этому послужила женитьба короля на Анне Болейн, которая окончательно отвернула Генриха от католицизма. В порыве какого-то легкого помешательства, так называемый отец передал нас с Алеком в руки одной небогатой семьи. Зная, что я и брат можем каким-то образом претендовать на английский престол, придворные фрейлины подсказали королеве Анне прекрасный способ ликвидировать неугодный наследников… Аро оказался в Лондоне весьма кстати.
Я не могла поверить своим ушам: Джейн была наследницей английского престола, так жестоко лишившейся сразу всего – матери, возможности строить свое будущее и даже жизни… Она сидела, низко наклонив свою голову, словно вспоминая детали…
- Никто и не думал меня обучать. – Продолжила «принцесса» - Аро, вместе с Элезаром нашли нас с Алеком и сами предложили хороший выкуп за наши жизни. Оказалось, просто, что бы забрать их… Мне же было все равно. Спустя несколько дней после превращения я смогла увидеть брата. Несмотря на непрекращающуюся жажду, я радовалась тому, что Алек мог быть нормальным, насколько это было возможным в нашей ситуации. Моя ненависть к людям возросла в разы, когда я узнала о своем даре…
Аро был очень доволен, заполучив такой ценный экземпляр в моем лице. Алек в итоге тоже оказался очень полезен. Единственное, что во мне осталось хорошего – это моя любовь к брату. Он был моей единственной поддержкой в жизни…
- А Софи! Что тебе сделала Софи, что ты так жестоко ее убила!? – Эдмон дернулся и рванул в сторону Джейн. В его глазах было столько боли и ненависти, что я не могла концентрироваться на щите, жалея своего дорогого «сына».
- Я никогда не смогу заслужить твоего прощения, маркиз Соллер, но все, что я делала, это был выполнение приказа и… ревность… В любом случае, после вашего последнего визита в Вольтерру я очень многое поняла. Мое отношение к вечности настолько изменилось, что Аро испугался того, что я решу перейти к желтоглазым… А этого он никак не мог допустить. Аро не пожалел Морфиуса, прекратив его воздействия на нас простой ликвидацией неугодного вампира. Мы итак потеряли Алека, вернувшегося в свое первоначальное состояние. Волтари не могли допустить моей потери… Аро правда любил меня, по-своему, конечно, но он считал меня своей приемной дочерью. Белла, - Джейн повернулась ко мне. – Надеюсь, когда-нибудь ты простишь меня и поймешь…
Я не могла говорить. Просто я встала и подошла к Эдварду. Муж мягко обнял меня и кивнул. Он, как никто знал мое всепрощение и доброту. Эдвард знал, что я жалею эту маленькую вампирскую «принцессу». Еще он учитывал тот факт, что Джейн помогла мне справиться с ликаном…
Я совсем забыла о наших общих врагах.
- Джейн, когда ты собираешься уезжать? Я думаю, что у нас будет своя тактика в борьбе со зверьем. Так что тебе надо подготовиться к выступлению.
Я улыбалась, глядя на нее. Она не верила мне, это было видно по ее нахмуренному выражению лица. Джейн не знала, как реагировать на мои слова.
Решив успокоить девчонку, я подошла к ней, протянула ей руку и сказала:
- Нам в ближайшее время придется очень тесно сотрудничать вместе. Так что посмотрим, как ты хочешь измениться…
Легкая улыбка тронула уголки губ Джейн. Это была не та садистская ухмылка, которую все время хотелось стереть с ее прекрасного личика, а та самая улыбка, которая появляется в случае обретения долгожданной надежды.
У меня в душе появилось такое чувство удовлетворения, словно я выполнила какой-то очень важный долг. Словно я спасла чью-то душу.
Даже через несколько часов после отъезда Джейн из нашего города, я не могла выбросить из головы ту улыбку, которую она подарила мне в конце нашего разговора.
Наша семья не умела ненавидеть. Карлайл даже изъявил желание взять Джейн на воспитание, в случае ее отказа Волтари от их приюта. Но мне казалось это жестоким. Она искренне любила Аро, как своего отца. И я не думаю, что все так категорично. По крайней мере, эта девочка, поймет когда-нибудь, что жестокостью и силой всего не возьмешь. Любовь этим не завоюешь…

гл.10 Сборы…
Всю ночь, после отъезда Джейн мы собирались в дорогу. Каждый из семьи Калленов знал, что эта поездка может стать для кого-то из нас последней.
Я не отходила от Эдварда ни на шаг. Все это напоминало мне действие двадцатисемилетней давности. Я пыталась сбросить с себя оцепенение, охватывающее каждый раз, когда в моей гудящей голове всплывали картинки из прошлого. Глухое молчание, воцарившееся в доме, иногда только прерываемое наставлениями Арториуса, сводило меня с ума. Я хотела говорить, но не могла. Сухие слезы подкатывали к горлу и сжимали его так, что становилось трудно дышать.
Эдвард то и дело вскидывал на меня полный тревоги взгляд, пытаясь понять, что творится в мой голове. Он понимал, что страх завладел всем моим существом. Эдвард и сам переживал не меньше моего. Но он понимал меня, бывало, даже лучше, чем я сама. Он заглядывал в мои глаза, брал за руку. А я в ответ посылала ему вымученную улыбку, стараясь хоть как-то успокоить своего любимого мужа.
История Джейн расставила очень многое на свои места. Теперь мы понимали, что всякому злу есть причина. Никогда ничего не возникает на пустом месте. Даже Эдмон больше не кидал на уезжающую «принцессу», как с моей легкой руки все стали называть маленькую Волтари, уничтожающих взглядов. Его природная доброта и ярко выраженное чувство справедливости подавляли в душе злобу, копившуюся несколько столетий. Во многом Соллеру помогало чувство некоей защищенности. Ведь рядом с Ренесме, его любимой женой, он ощущал себя сильнее, могущественнее. Он ради Несс готов идти на все, а это ли не самая сильная мотивация?
Каллен смотрел на меня, когда я из шкафа доставала два черных обтягивающих костюма, сделанных по заказу Эллис в Англии. Они были изготовлены из тончайшей кожи, на удивление мягкие на ощупь, но очень прочные. В нашей семье таких костюмов было четыре. Они предназначались мне, Ренесме, Эллис и Розали. Эсме предпочитала что-то мене вычурное, считая свою прекрасную женскую фигуру недостаточно подходящей для этого боевого «наряда».
Я до сих пор не могла понять, для чего Эллис их купила. Только теперь до меня дошло, что, несмотря на то, что она была практически слепа в отношении ликанов, все же ее природное провидческое чутье подсказывало ей: «Готовься!»
И она была готова…
Эдвард не сводил глаз, когда я натягивала на себя эту «змеиную кожу». Костюм был настолько облегающим, что, казалось, я стояла перед мужем совершенно голая. Я даже не чувствовала его на себе. Но не это ли самое важное в битве с серьезным противником - чувствовать себя максимально комфортно, чтобы ничего не отвлекало от боевой цели.
Каллен подошел ко мне ближе, чтобы помочь застегнуть молнию, находящуюся сзади и тянущуюся по всей спине. Когда его рука была уже на моей шее, он не сдержался и поцеловал меня. Я повернулась к мужу и обняла его за шею. Так мы простояли несколько минут, которые в другой ситуации показались бы нам вечностью. Но только не сейчас…
- Ты не боишься…
Эдвард не спрашивал, он констатировал факт. Я и правда не боялась. Я была в ужасе! Только моя вампирская способность сохранять цвет и выражение лица в любую минуту, помогала мне не выдать себя.
- Не так, чтобы очень. – Ответила я. – Разве можно чего-то бояться, отправляясь на такой милый пикничок в сибирскую тайгу да еще в компании с милыми зверушками…
Боже, я еще и шутить умудрялась. Моя дурацкая привычка, перекочевавшая из человеческой жизни в новую ипостась. Я всегда делала жалкие попытки пошутить, когда страшно волновалась.
- Я серьезно, Белла. Ты не боишься… Волнуешься, да. Но не боишься.
Эдвард слегка улыбался, когда все это говорил. Мой муж слишком сильно меня любил, чтобы верить в мои слова о пикнике. Эдвард очень волновался за мое состояние.
- Хочешь знать, что я думаю? – Я заглянула в глаза своему мужу. – Я думаю, что никому не следовало бы туда идти. Я видела этого монстра. Проблем будет еще больше, как только количество ликанов перевалит за сотню. Одним Эдмоном мы с ними не справимся. Ренесме идет с мужем. Значит, Соллер будет отвлекаться на Несс. Я тоже буду… Ты будешь волноваться за меня, поэтому не сможешь концентрироваться на зверях… Все смешается, мне не надо быть Эллис, чтобы это понимать. Никто ничего не озвучивает. Мы все просто молча собираемся, но не обговариваем очень многие детали!
Меня несло и несло вперед. Эдвард смотрел на меня с открытым ртом. Потом, оправившись от первоначального шока, любимый взял меня за руки и легонько тряхнул.
- Насколько мне известно, все уже решено. Я, ты, Эдмон и Ренесме выходим на передний фронт. Мы с Эдмоном берем на себя основной штурм, ты сильна и очень можешь помочь, а Ренесме будет рядом, как боевая единица. – Эдвард произносил эти слова, как заправский военоначальник. Он знал, что говорил. Но холодность его интонации настораживала. – С нами выходят Волтари. Кто именно, не знаю, но Джейн тоже. Все остальные, волки во главе с Джейкобом, Каллены и армия Волтари идут чуть позади, распределяясь в окружение… Арториус сказал, что ликаны не отличаются особой сообразительностью. Звери будут идти напролом.
- А Ворон? – Спросила я, немного успокоившись. Я не любила неизвестность.
- Ворон ведет нас. Он лучше всех знает Сибирь… и ликанов.
Эдвард смотрел мне прямо в глаза. Его взгляд темнел каждый раз, когда он думал о предстоящей битве.
- К тому же нас будет ждать подкрепление в лице Ноэля и сибирских рысей, во главе с Региной, супругой Ворона.
Я отошла, понимая, что раз уж мы все выяснили, надо бы продолжить сборы.
Карлайл сообщил, что мы выходим на рассвете. Так как у нас нет времени. Предстоит перелет на другой континент. Потом длительный обходной проезд из Италии в Россию. Дальше, насколько я поняла из разговора с Арториусом, будет легче передвигаться, потому что русские дороги, особенно окольные, намного более пустынны, чем европейские, и даже американские.
Способ передвижения тоже был оговорен заранее. Мы с Соллерами выезжали на своих мотоциклах первыми, чтобы прибыть в Европу раньше остальных. Аэропорт в Такоме работал также исправно, как налаженный механизм, даже спустя двадцать лет. Арендовать самолет не представляло никаких проблем.
Волтари должны будут ждать нас в Риме, откуда наш отряд направится в Сибирь.
В гостиной нашего большого белого дома собралась вся семья. К тому же здесь уже были Джейк и его команда, и Ворон.
Когда появились мы с девочками, некоторые мужчины нервно задышали. Четыре абсолютные красавицы. С туго завязанными волосами. Даже Эллис по этому случаю собрала свой черный ежик под тугую черную повязку.
Мы с Ренесме были удивительно похожи. Совершенно одинаковые тонкие фигуры, рыжие волосы с красным отливом, золотые глаза и бледная кожа. В который раз отмечаю, что после рождения девочек Несс стала больше похожа на вампира, чем раньше. Температура тела, кошачьи повадки… Ее человеческая сущность постепенно сходила на нет с течением времени.
Наши мужчины тоже выглядели эффектно. Конечно, у них не было черных обтягивающих костюмов, но это не мешало им одеться предельно одинаково. Арториус сообщил, что это может немного отвлечь ликанов на какое-то время.
Я немного отвлеклась, разглядывая семью. Надежда на то, что мы вернемся все в целости и сохранности, держалась из последних сил за мою душу. Не хотелось об этом думать.
Карлайл, как самый старший сделал шаг вперед и встал перед всей семьей.
- Дорогие… Нам предстоит страшный бой. Эти звери не пощадят никого. Вы все знаете, на что вы идете, поэтому соберитесь с силами и духом. Если мы победим в этот раз, тогда мы обретем долгожданную надежду на светлое будущее…
Он оглядел всех нас.
Я взяла Эдварда и Ренесме за руки, зная, что это может быть в последний раз…

Все, что происходило потом немного напоминало психологический триллер…
Все вышли проводить нас, уезжающих первыми. Тут же была и Леа с девочками. Сразу за нами выдвигался Джейкоб с волками. Так что получалось, что новая Альфа пришла провести и своего мужа.
Я уже садилась на свой байк, когда обратила внимание на сцену прощания четы Блеков.
Самолет в Такоме уже был готов к нашему прибытию. Карлайл предварительно позвонил им и предупредил, что четыре человека на мотоциклах должны быть доставлены в Италию. Там нас уже будут ждать Волтари.
Перелетая через Атлантический океан, я тихо лежала на руках Эдварда. Мы ничего не говорили, понимая, что, если погибнем, тех слов, что мы скажем друг другу сейчас просто не хватит. То, что мы чувствовали, невозможно было озвучить.
Ренесме тоже прижалась к Эдмону. Он, молча, гладил ее по голове, иногда прикасаясь губами к ее виску. Каждый раз, когда я это видела, мне хотелось плакать.
Но моя любимая дочь сама выбрала свой путь. И я, как никто другой, понимала Несс в этом выборе. Я никогда бы не оставила Эдварда в столь трудное время.

Италия встретила нас мелким серым осенним дождем. В аэропорту Рима нас ждали Маркус и Джейн. «Принцесса» немного улыбнулась, увидев меня. Значит, она решилась… Сильная девочка.
Остальные присоединились к нам позже, вклинившись в нашу колонну, идущую на сумасшедшей скорости.
Волтари передвигались на роскошных спортивных «когуарах» черного цвета. Я не понимала, зачем они создают законы и конфиденциальности, когда сами разъезжают на таких заметных машинах. Но об этом я подумаю как-нибудь в другой раз.
Через несколько часов мы уже пересекли границу Италии и Словении.

0

3

гл.11 Армия…
Предварительная договоренность, заключенная между Волтари и Калленами исполнялась на все сто.
В целях соблюдения повышенной конспирации, необходимой в первую очередь для того, чтобы главный ликан Ульфеднар, отличающийся чуть большей сообразительностью, чем остальные его дурнопахнущие собратья, не сразу догадался о нашем недавно существующем альянсе. Тем более, монстр, убитый мной и Джейн в лесу штата Вашингтон, скорее всего уже передал по «внутренней» связи информацию о существовании еще одного клана «других» вампиров.
Ворон должен был встретить нас в частном аэропорту города Любляна, столице Словении. Туда мы добрались в считанные часы. Скорость, с которой мы передвигались, превышала все мыслимые и немыслимые пределы. Каждый, кто попадался нам в пути, не мог оторваться от настолько великолепного зрелища. Три красивые черные машины и четыре черных мотоцикла…
Наша, движущаяся навстречу кошмару, колонна впечатляла своей роскошью и величественностью…
Пересекать границу Италии и Словении своим ходом пришлось из-за предосторожности Волтари. Они не хотели привлекать внимания на своей территории.

Уже через двенадцать часов наш самолет, под завязку загруженный машинами, мотоциклами и смертоносными существами, сделал посадку в аэропорту сибирского города с красивым названием Красноярск.
Передвигаться на байках было действительно легко. Дороги были пустынны и темны. С последними лучами заходящего солнца мы все той же колонной въехали на территорию хранителей тайги, аниматов рысей…
Черные стены хвойных вековых деревьев окружали выщербленную дорогу, ведущую вглубь непроходимой чащи. Ворон, сидящий за спиной Эдмона, и, соответственно, передвигающийся в качестве проводника, предупредил, что ехать осталось несколько десятков миль. Свои машины нам пришлось оставить во дворе старого дома, хозяином которого был такой же совершенно дряхлый старик. Как оказалось чуть позже, именно этот человек двадцать семь лет назад вызвал в помощь хранителям Черного Странника…
Он разглядывал нас с Ренесме, совершенно не скрывая своего крайнего восхищения. Даже после тонкого намека Соллера на нашу с дочерью сущность, старик, которого звали Игорь, только махнул рукой, сказав что-то про нечисть и вурдалаков, продолжая смотреть на нас с дурацкой улыбкой.
Еще одно странное обстоятельство заставило меня немного отвлечься от мрачных мыслей. Дело в том, что Феликс Волтари ни на шаг не отходил от Джейн, которая в свою очередь иногда нежно брала его огромную руку и вставала на цыпочки, чтобы что-то ему тихо сказать… Эти отношения заставили меня кое о чем задуматься… Похоже их чувства были отнюдь не платоническими. Скорее всего у них что-то началось уже давно, и помог им это понять Морфиус со своим даром… Но Джейн вела себя очень осторожно.
Маркус, перехватив мой изумленный взгляд, лишь слегка улыбнулся, но никак не выдал того, что он заметил эти искры, пролетающие между огромным Феликсом и маленькой Джейн.
Почему такие события происходят как раз накануне войны? В этом и заключался основной закон вселенской несправедливости: никогда нельзя успеть сказать все, что хочешь любимому человеку, на это просто не хватает времени…
Эдвард находился всегда рядом со мной. Даже во время коротких остановок для дозаправки, мы держась за руки, и глядя друг другу в глаза, перекидывались маленькими ободряющими фразами. Иногда к нам присоединялась Ренесме… Но в этих случаях я почему-то ничего не могла сказать… Мне не было страшно. Просто, все как-то очень уж напоминало то состояние, какое у меня было много лет назад. И только виновники тех страхов сейчас оказались весьма полезными помощниками…

Дальше нам пришлось передвигаться бегом. Я бежала рядом с Эдвардом, сразу за Вороном, Эдмоном и Ренесме, которая старалась изо всех сил не отставать от мужа. Это ей вполне удавалось.
Джейн держалась недалеко от меня, чувствуя мою растущую симпатию к ней. Конечно, это чувство не сравнивалось с моим отношением к другим моим друзьям, но все же я относилась к Джейн немного лучше, чем к Аро. А мое отношение к Маркусу было особенным. Я его уважала настолько, насколько можно уважать вампира, который не дал сломать мне жизнь из-за какой-то болезненной прихоти брата.
Только пробегая через густые заросли таежной растительности, я поняла, насколько правдивы были слова Эдмона об этих местах. Все казалось одинаковым. Было ощущение, что мы бегаем кругами. Амазония ничто, по сравнению с Сибирью.
И когда мы выбежали на огромную ровную поляну, мы все остановились.
В свете полной луны, взошедшей точно над нашими головами, трава под нашими ногами красиво серебрилась… Сладкие запахи окутывали нас с ног до головы.
Ворон встал лицом на восток, откуда должны были появиться наши союзники: Регина и остальные хранители-аниматы и Ноэль со своими вампирами.
Мы молчали и всматривались в черную глубину леса, когда я почувствовала легкий шорох и терпкий кошачий запах. Потом на какое-то время все затихло, раздался легкий хлопок, и на поляну вышла женщина.
Ворон сделал несколько шагов по направлению к ней и, поравнявшись с красавицей, повернулся к нам.
- Знакомьтесь, друзья. Это моя жена – Регина.
Сказать, что она была красива – это не сказать ровным счетом ничего.
Высокая, под стать мужу, грациозная, как настоящая кошка. Огромные зеленые глаза сверкали, словно драгоценные камни. Длинные распущенные волосы, такого же черного цвета, как у Ворона. Роскошная женщина мягко улыбнулась нам.
- Она не знает вашего языка. – Ответил за нее Ворон. – Я думаю, Эдвард справится с этой задачей.
Каллен кивнул ему и сделал шаг вперед:
- Здравствуй, Регина. – Потом он повернулся к нам и сказал. – Регина рада, что мы пришли. Ноэль ушел по окружной дороге встречать наших волков и остальных из нашей семьи.
Волтари стояли, молча разглядывая странно пахнущую женщину. Они уже встречали хранителей тайги, но отношения, так сказать, у них не сложились. Теперь нам всем придется привыкать к мысли о том, что сотрудничать приходится не только с теми, кто нравится. В такие времена любой союзник хорош. Даже тот, который хотел убить твою дочь…

- Мы дождемся свою семью. – Эдвард выглядел немного расслабленным. Пока никто из сибирских аниматов не предупредил о нарушении границ.
Мы знали, что остальные Каллены уже двигаются по направлению к нам. Джейк и его волки обходят с Ноэлем кордон, чтобы зайти на поле боя с тыла.
На передовую должны были выйти мы: Каллены, Соллеры и Волтари, во главе с Вороном. Мы признавали его право быть лидером. Это его территория. Независимо от того, какие цели преследует каждый из нас, мы встанем на защиту этих земель, дабы сохранить баланс темных сил, к которым мы и относились.
Ренесме и Эдмон держались вместе все это время. Они молчали. Эдмон намного более опытный боец, даже чем Эдвард, не отходил от своей горячо любимой жены ни на шаг. Он пытался ее объяснить, как и когда надо нападать на зверей, как не допустить укуса. Она внимательно слушала и кивала. Я долго наблюдала за дочерью, не выпуская руки своего мужа. Эдвард иногда крепко сжимал мою ладонь. И каждый раз боль становилась все тупее и тупее. Я больше не боялась его потерять. Либо вместе, либо… вместе. Без вариантов. Теперь я это отчетливо понимала.
Одна и та же мысль вертелась в моей голове, словно искала выход наружу…
Я отпустила руку Эдварда и, не оборачиваясь, подошла к Джейн, которая стояла, плотно прижавшись к Феликсу. Тот нахмурился, только увидев меня, но «принцесса» подняла свою ладонь в успокаивающем жесте:
- Ничего. Нам действительно надо поговорить.
Я словила себя на мысли, что ее голос больше не казался мне таким противным…
- Что-то случилось? – Ее участие теперь не очень удивляло меня. Но я знала, что Джейн может так говорить только со мной.
- У меня есть идея. – Видя откровенный энтузиазм Джейн, я продолжила. – Помнишь, как мы справились с тем ликаном в Америке? Так вот, предлагаю работать в том же стиле. Ты оглушаешь, я добиваю. Ты слабее меня, одна врядли справишься, тем более, насколько я понимаю, ты наносишь точечные удары… Они легко могут окружить тебя и сделать… в общем убить тебя. Как тебе план?
Джейн не задумалась ни на мгновение.
- Одна ты не справишься, надо привлечь к нашему плану твою дочь. По крайней мере втроем у нас больше шансов.
- Ренесме?.. – Я повернулась, чтобы посмотреть на дочь. Сердце сразу защемило. Стало трудно дышать: «Белла, возьми себя в руки. У нас нет выбора!» - Ренесме!
Дочь подошла к нам.
Через полчаса наши мужчины были в курсе нашего плана. Спорить снами никто не стал.
Еще спустя несколько минут на поляне показались Каллены.
Эллис и Розали сразу бросились к нам. Они спрашивали о том, как мы доехали, что уже видели. Но я не могла их слышать. Понимание того, что это может быть в последний раз, наш последний разговор, отдавалось оглушающим стуком в моей голове. Эллис с задорной улыбкой хватала меня за руки и рассказывала о том, как они встретили целую армию вымуштрованных бойцов армии Волтари. Розали говорила о том, что эти же бойцы не могла отвести глаз от желтоглазых красавиц. Какой-то странный болезненный энтузиазм сквозил в каждом их слове, в каждом жесте. Было ощущение, словно они не понимали всего ужаса предстоящей битвы. Но через минуту Эллис уже произнесла:
- Я не представляю, Белла, что станет с нашей семьей, если мы кого-нибудь потеряем.
Мне показалось, что в ее глазах стояли слезы…
- Я люблю тебя, Эллис. – Я обняла ее. Нашему примеру последовали Розали и Ренесме.
Наши мужчины смотрели на нас полными невыразимой боли глазами. Они понимали, что мы прощаемся. К нам присоединилась Эсме. И мы так простояли несколько минут, плотным черным кольцом.
Эдвард подошел ко мне и взял за руку. Я повернула к нему свое лицо, и муж поцеловал меня. Нежно и мягко.
- Я люблю тебя, Белла Каллен.
Эдмон поцеловал Ренесме. Потом Карлайл и Эсме, Эммет и Роузи, Джаспер и Эллис…

Первые проблески света, даже не солнечные лучи, а просто туман, принесли нам первые вести. Ульфеднар и его армия начали наступление.
Аниматы по ментальной связи передали об этом, призывая к полной боевой готовности.
Мы рассредоточились. Вперед вышли Ворон и Эдмон Соллер. За ними Эдвард и Джейн. Следующими были мы с Ренесме. Замыкали строй Волтари.
Джейкоб, Сет и другие волки уже рассредоточились в лесу. Дальше, в глубине, чтобы предотвратить нападение ликанов из-за спин. С ними остался Ноэль и его небольшая армия.
Вся наша семья стояла неподалеку. Было решено, что мы с Ренесме добиваем оглушенных Джейн ликанов. Эллис работает в паре с Джаспером. Розали соответственно с Эмметом. Эдвард ведет бой за нашими спинами вместе с Карлайлом и Эсме.
Хранители-аниматы должны сдерживать натиск врага вместе с армией Волтари.
Ульфеднар вел своих ликанов прямо на нас.
Мы были готовы к встрече…

гл.12 Бой…
Мы стояли, не шевелясь. Только было слышно, как скрипят зубы вампиров, готовых к схватке. Эдвард, стоящий впереди меня сжимал кулаки. Ренесме чуть наклонилась вперед в охотничьей стойке. Только я, Джейн и Эдмон выглядели вполне спокойными. Создавали видимость…
Ярость красной пеленой застилала мне глаза. Я по привычке уже было раскинула над всеми свой щит, но вовремя спохватилась. Только тихое рычание слетело с моих губ.
Холодный влажный туман пронизывал мое тело, забираясь глубже в каждую клеточку. Он оседал на моих волосах серебристыми капельками росы. Я не обращала внимание на мешающую мне капающую с листьев за воротник костюма воду. Я стояла, как каменная статуя в ожидании часа икс…
Сладкий теплый запах зеленой листвы и хвои никак не вязался с той погодой, которой нас встретила сибирская тайга. Серый туман простирался на километры от того места, где стоял наш отряд. Никто не шевелился.
Глухая тишина… Ни биения сердец… Ни дыхания…
Взгляд, устремившийся вдаль, периферически охватывал, присутствующих рядом воинов. Воинов свободы, воинов смерти… Воинов темных сил…
Сладость тихого таежного воздуха пронзил знакомый мерзкий запах… Запах зверя…
Мы напряглись. Джейн, стоящая рядом со мной сжала кулаки. Я слегка повернулась и ободряюще ей кивнула. Ей, этой изнеженной вампирской принцессе не приходилось встречаться с истинным злом в таком количестве так близко.
Ворон медленно, не делая резких движений снял плащи, оставаясь с голым торсом, готовый в любую минуту перекинуться.
Все мы оставались в полной боевой готовности даже тогда, когда на поляну вышел первый ликан.
«Ульфеднар» - услышала я в своей голове. Я поняла, что Эдмон пробивает мой щит, чтобы держать в курсе. Оглядывая первого зверя, я отметила, что он крупнее того, которого я убила совсем недавно.
Предводитель вражеского легиона встал перед нами метрах в двадцати и мерзко оскалился. Из его груди вырвался протяжный рык, больше похожий на гудок парохода, такой громкий.
Из-за деревьев показались остальные звери.
Мы понимали, никаких переговоров с ними не будет. Еще раньше Эдмон проинформировал нас о полном отсутствии у них мыслительной деятельности. Голые, жестокие инстинкты. Они рвутся в бой, только следуя своим животным желаниям отвоевать себе территорию.
Для меня позиция была предельно ясна – пленных не брать, в живых никого не оставлять. Что может быть проще!..
Из-за наших спин, почти одновременно с врагом вышли Каллены. Карлайл медленно встал рядом с Эдвардом. Эсме присоединилась к нам с Ренесме. Мгновенная перегруппировка дала мне чувство уверенности в себе и в правильном исходе битвы.
Еще один шаг Ульфеднара, Ворон перекинулся в рысь…
Я успела услышать только слова Эдварда:
- Началось…

Смешалось все.
Серые ликаны нападали на черных вампиров. Аро и Маркус, поражая своей прытью и искусством ведения боя, ликвидировали врага за врагом. Феликс Волтари своими большими руками раскидывал вонючих монстров в стороны, давая возможность другим воинам его клана быстро добивать. Он старался держаться ближе к нам с Джейн, одним краем глаза наблюдая за ходом нашей борьбы…
«Принцесса» же совершенно профессионально глушила ликанов, открывая нам простор для оперативных действий. Ренесме и я ликвидировали ликана за ликаном, вымазываясь их бурой кровью.
Наблюдать за собой не было времени. Мне приходилось следить, чтобы к Джейн и Ренесме не заходили сзади. Хотя наши тылы были отлично защищены хранителями, которые вели бой на дальних рубежах. Регина и Ворон буквально отрывали головы чудовищам своими острыми клыками, запрыгивая им на спины.
Смешалось все…
Бурая кровь разлеталась во все стороны, как в дешевых фильмах ужасов. Среди громкого рева ликанов, был слышен скрежет, ломаемых костей и вампирской плоти. Армия Волтари теряла своих не совсем опытных бойцов.
Стая Джейкоба и отряд вампиров Ноэля уже дошли до поля битвы. Я успела рассмотреть находящихся среди вновь прибывших. Джейкоб и Сет спина к спине, хвост к хвосту, рыча и скалясь, отбивались от наступающих врагов. Я повернула голову, успевая отпрыгнуть от падающего замертво ликана, и посмотрела на своих.
Джаспер и Эллис, легко взлетая над головами монстров, быстро перегрызали им горло. Эммет и Розали эффектно перекидывали врагов друг другу в руки, чтобы окончательно добивать громко рычащих и бьющихся зверей.
Эдвард, Карлайл и Эсме работали так слажено, словно этим они занимались каждый день своих бесконечных жизней. Мужчины валили монстров на землю, а Эсме быстро перекусывала им вены на шее.
Мой муж, заметив, что я между схватками наблюдаю за ним, быстро ободряюще мне кивнул и вернулся к своему занятию.
Впечатлял и Соллер. Он величественно возводил руки к небу, после чего на его пути моментально исчезали сразу шесть ликанов. Похоже, зверей не очень заботил тот факт, что их же собратья превращались в мелкую пыль. Они продолжали наступать.
Врагов становилось заметно меньше. Мы тоже несли потери. Я видела, как погибли два волка из стаи Блека. Я не знала их, на жалость не было времени, но все же что-то очень больно сжималось в груди каждый раз.

На мгновение я остановилась. Стоявший немного дальше от эпицентра событий ликан, как-то странно себя вел. Он делал движения, словно участвует в бою, но… Что-то было не так…
Я старалась перехватить его взгляд. Он все время косился в сторону леса и переводил глаза на Эдмона…
Я повернула голову в сторону дочери. Она, видимо, тоже обратила внимание на странного зверя.
Только, когда он, этот монстр, почувствовав, что за ним наблюдают, заглянул мне в глаза, я поняла – это Ульфеднар. Он пытается сбежать, чтобы через какое-то время опять возобновить террор.
В пыле сражения никто не обращал на меня особого внимания, будучи уверенными, что в команде с Джейн мне бояться нечего. Джейн…
Я быстро прыгнула в сторону своей союзницы и крикнула:
- Следи, чтобы к Ренесме не подобрались слишком быстро!
Джейн, не поворачивая головы, дернула плечами в только ей понятном жесте.
- Ты куда?
- Ульфеднар уходит. Я должна остановить его!
- Кроме тебя больше некому? – Это сарказм? Джейн иронизирует, оглушая подбирающихся ближе ликанов.
Я огляделась вокруг. Битва явно подходила к концу. Врагов становилось все меньше и меньше. Они рвались вперед, натыкаясь на железную защиту, неустанно борющихся вампиров и аниматов. Ноэль и его уже немногочисленный отряд, подходили ближе к нам, пробивая себе дорогу среди вражеского войска. Значит, исход битвы становился ясен. У нас появились шансы на победу.
Я видела Эдварда, стоящего ко мне спиной.
Ренесме, рьяно добивающую дрожащего в конвульсиях полумертвого ликана…
Не было времени на сантименты. Я итак очень отвлеклась, пропустив Ульфеднара, который уже скрылся в чаще…
Значит, Арториус был прав. Только предводитель этих чудовищ отличался некоторым благоразумием. Его инстинкт самосохранения был намного сильнее, чем все остальные, чем жажда крови, например…
Я сделал шаг в сторону леса и, убедившись, что никто, кроме Джейн меня не увидит, прыгнула в заросли.
Солнце уже встало над горизонтом, пробиваясь тонкими лучиками сквозь серые облака и опускаясь на землю маленькими точками. Мне ничего не мешало преследовать убегающего ликана. Задним умом я понимала, что нельзя было оставлять свою семью. Но, с другой стороны, я не могла допустить очередной жалкий побег самого трусливого предводителя в истории.
Через какое-то время я поняла, что запах, который шлейфом тянулся за Ульфеднаром, несколько преобразился. Он уже был намного ярче, словно волк находился в нескольких метрах от меня. Я не ошиблась.
Чудовище, еще более страшное в своей жестокости и какой-то доли человечности, смотрело на меня голодными глазами. Он оскалил свои огромные желтые зубы в жуткой звериной улыбке…
Дежа-вю…
Я уже проходила это….
Ульфеднар дернулся и отвел свой жадный взгляд за мою спину. Я почувствовала легкий звук приближающихся шагов…
- Ты еще цела?
Почему я была так рада слышать голос Джейн?
- Мама…
Ренесме… Она тоже здесь.
Джейн вышла вперед и уставилась на зверя:
- Ну, что, псинка! Поиграем?
Она резко сделала выпад, вроде охотничьего прыжка, скорее всего для того, чтобы усилить эффект от удара.
Волк не отреагировал. Только еще сильнее оскалился, пуская кровавые слюни… Дар Джейн никак не действовал на этого ликана. Теперь медленно, но верно липкий страх сковывал не только мою душу, но и тело.
- Джейн, придется врукопашную…
Она резко повернулась ко мне и широко улыбнулась:
- Что же, Белла, врукопашную, так врукопашную… - И быстро прыгнула за спину монстру.
Ренесме и я обступили зверя с двух сторон.
Первой нанесла удар Джейн, волк легко отразил нападение, откинув маленькую вампиршу на несколько метров… Потом Ренесме, потом я…
Мы прыгали и кусали ликана в шею, стараясь задеть важную артерию, чтобы он ослаб. Но этого не происходило. Казалось, его силы не иссякали, скорее он становился еще сильнее от каждого укуса…
Мы прыгали вокруг него, пытаясь сбить его, дезориентировать.
Через несколько минут смертельной скачки, он, по-видимому, начал уставать. Я дала сигнал Джейн, чтобы та атаковала. «Принцесса» остановилась на мгновение, но ликан опередил ее, среагировав намного быстрей. Он, сделав резкий рывок в ее сторону, прижал к себе на долю секунды…
Я поняла - он успел…

- Несс, быстрей!.. – Я не смогла договорить дочери и сама бросилась на зверя…
Я не помню, как я запрыгнула ему на спину и перегрызла, четким рывком, его серое мохнатое горло. Когда я достигла главной артерии и сделала то, что давно надо было сделать, он медленно выпустил из своих огромных лап обмякшее тело Джейн.
Маленькая Волтари слегка подрагивала в мелкой судороге. Она лежала рядом с поверженным зверем.
Сзади послышался шум…
- Джейн!
Огромное, затянутое в черную ткань, тело Феликса грузно приземлилось возле тела. В его руках лицо Джейн, еще более бледное, совсем пряталось… Я медленно подходила к ним, не соображая, что делаю. Ладонью закрыв свой рот, я пыталась сдерживать истерику.
Меня резко развернули, и я упала прямо в знакомые объятия мужа…
- Белла… живая…

гл.13 Потеря…
Эдвард прижимал меня к себе, пытаясь унять разгорающуюся во мне истерику. Боль от понимания такой чудовищной несправедливости раздирала мою искалеченную душу на огромные куски, живьем…
Эллис хватала меня за руки, не давая вырваться. Глухие рыдания больно душили мою грудь, не позволяя дышать. Я даже не особо понимала, где и с кем я находилась…
Знакомый, такой любимый голос неустанно повторял мой имя. Но я могла видеть только огромную, покачивающуюся фигуру Феликса, который крепко прижимал к груди слегка подрагивающее тело Джейн. Я умоляюще смотрела на Карлайла, крича о помощи. Он только печально качал головой и, как молитву повторял, что уже очень поздно.
Видеть то, как эта маленькая девочка, только начавшая жить, мучительно долго умирала…
Джейн умирала по-настоящему. Она просто смотрела в глаза своему любимому и устало, из последних сил гладила его лицо своей тонкой бледной рукой.
Я ничего не слышала…
Только, когда все расступились, и Эдвард подвел меня к лежащей в объятиях Феликса «принцессе», я поняла, что она хочет что-то мне сказать.
- Белла… Прости… Я не успела… Маркиз… Прости…
Она еще один раз дернулась в предсмертной конвульсии…
Я упала на колени…

Звериный рев, заставивший покачнуться окружающие нас деревья, раздался над нами с неимоверной силой. Он продирал наши души насквозь. Острыми иглами больно впиваясь в наши тела.
Феликс еще крепче прижал к себе тело мертвой Джейн, раскачиваясь из стороны в сторону еще сильней. Он выл, как раненный зверь. Громко, протяжно…
Аро и Маркус горестно склонили головы. Для них эта потеря была ужасной. Но она не шла, ни в какое сравнение с потерей огромного Феликса.
Маркус Волтари подошел ко мне и, встав с другой стороны от Эдварда, помог мне подняться. Но я не могла видеть и его. Горе, вместо слез, закрывало мои глаза серой пеленой. Я знала, что все наши живы, но потеря Джейн была для меня, словно потеря снова приобретенной дочери. Я ведь так хотела спасти ее душу…
- Ты спасла ее…
Голос Эдмона был тихим и хриплым, будто ему было тяжело говорить. Он читал каждую мою мысль, передавая Эдварду. Потому что я чувствовала, как с каждым новым потоком информации он все сильнее сжимал мое плечо.
Аро выпрямился и, как настоящий глава клана, произнес:
- Ее надо похоронить. Здесь… Пусть ее могила будет памятником… напоминанием о произошедшей здесь битве.
Словно подчиняясь отданному приказу, Феликс медленно встал, не сводя своих черных от горя глаз с тела его маленькой «принцессы». Он презрительно осмотрел огромную тушу зверя, так жестоко убившего Джейн. Потом осторожно взял свою любимую на руки и понес ее в сторону поля битвы.
Мы медленно пошли за ним.
Я начала немного отходить от первоначального шока. Теперь очертания лиц становились яснее. Вот, рядом идет Несс в обнимку с мужем. Эдмон низко опустил голову, о чем-то размышляя. Эллис не сводит с меня глаз, тревожась за сестру. Карлайл и Эсме идут рядом с Волтари…
Все это так страшно напоминало похоронную процессию. Но ведь так оно и было – мы все шли хоронить девочку, которая только осознала глубину истинной любви, которая пыталась защитить меня…
О, Боже! Это я виновата в ее смерти!
Если бы не моя бешеная идея с погоней этого чудовища, она бы осталась жива.
Я видела, как Эдмон кинул взгляд на меня. Он знал о том, что я думала. Соллер подошел ближе к нам и, низко наклонившись ко мне, сказал:
- Никто в этом не виноват. И ты тем более. Белла, тот, кто виноват в ее смерти, уже сам мертв. Не убивай себя этим.
Эдвард пожал мое плечо в подтверждение слов зятя…

На поляне, где грудами лежали небрежно скинутые тела убитых в бою ликанов, нас ждали остальные.
Ворон держал на руках Регину. Как оказалось, ей переломали почти все кости. Но на кошках все быстро заживало, поэтому они как будто не обращали внимания на столь неприятный факт, как искалеченное тело. Регина внимательно смотрела на процессию, понимая, что наша потеря очень болезненна. Она просто повернулась, стараясь не смотреть на убитые горем лица, идущих за Феликсом.
В центре поляны, когда периметр был максимально расчищен, Волтари положил тело Джейн на траву.
Она лежала, глядя в серое небо, огромными стеклянными глазами. Кожа в свете заходящего солнца не светилась, а приобрела матовый оттенок…
Джейн была по-своему прекрасна даже в момент своей страшной смерти.
Феликс опять опустился рядом с телом любимой на колени. Он сидел, отчаянно гладя ее лицо, руки. Его трясло от шока. Как живого человека…
Вдруг он резко приподнялся и сложил маленькие белые руки Джейн, а затем закрыл ее глаза. Он подготовил ее к похоронам.
Феликс нежно целовал ее губы… Он прощался со своей любовью…

Сейчас я, молча, наблюдала за действиями других. Включились все мои чувства и рефлексы. Я медленно оживала, понимая, что прошлого не вернуть. Понимала, что Джейн не спасти.
Ее последние слова надолго мне запомнятся. Она просила у меня прощение за те беды, которые принесла в былые времена.
Боль, надолго засевшую в моей душе, я больше не пыталась унять. Она жила рядом со мной.
Джейкоб Блек подошел с оставшимися оборотнями. Сет, взъерошенный и побитый…
Все собрались, чтобы хоть как-то почтить память храброй маленькой «принцессы» Джейн.

Погребальный костер уже догорал в черноте таежной ночи. Присутствующие начинали постепенно расходиться.
Первыми ушли Ноэль и его отряд, оставшихся в живых вампиров. Ликаны убили четырех собратьев нашего друга. Он молчал все время, пока не пришло время прощаться.
На последок он крепко пожал руку Эдварду и Карлайлу, а потом поклонился нам с Ренесме и произнес всего одну фразу:
- Прощайте. Надеюсь, следующая наша встреча произойдет в более благоприятной обстановке…
Он исчез быстрее, чем мы успели ему что-то ответить. Действительно, нам сейчас было не до разговоров.
Карлайл и Эсме всеми силами пытались помочь раненым аниматам. Они раздавали указания, помогали строить носилки. Карлайл наложил шины на поломанные кости Регины. Странно, она не издала ни одного звука. Особенно, если вспомнить, как громко ругался Джейкоб много лет назад, поломав всего несколько костей…
Джаспер и Эллис находились все время рядом с нами. Возможно, только благодаря брату, я взяла себя в руки, сосредоточившись на мысли о скором возвращении домой. Мне больше совершенно не хотелось оставаться здесь.
Эммет и Розали расположились на земле неподалеку от тлеющего костра, Ренесме была с ними. Соллер в свою очередь разговаривал с Вороном, который бросал тревожные взгляды на свою жену.
Было решено, что все мы переместимся в дом наших сибирских друзей, чтобы дать время нескольким волкам из стаи Блека привести себя в порядок. Судя по ранениям, как сказал Карлайл, им необходимы сутки для полного восстановления.

С первыми лучами сибирского солнца мы уже входили в большой бревенчатый дом.
При других обстоятельствах, я бы поразилась великолепием этого огромного строения, огороженного глухим забором, но не сейчас. Главной мыслью в моей голове была мысль о нашем доме, о внучках, которые ждали свою маму…
Расположившись в гостиной, мы молча думали каждый о своем.
Первым нарушил молчание Аро Волтари:
- Похоже, мы окончательно отвоевали право на свободу. Но цена, которую пришлось заплатить…
- Могло быть и хуже… - Джейкоб сидел на полу, глядя перед собой.
- Для кого-то из нас эта цена слишком высока. – Аро говорил твердым решительным голосом. Он посмотрел в сторону стоявшего у окна Феликса. Он не остался у кострища. Феликс понимал, что все кончено, для него… Только ему эта свобода была ни к чему, без Джейн…
В разговор вступил Карлайл:
- Надо решить, как будем передвигаться в обратном направлении.
- Наверное, мы пойдем так же, как и тогда, когда добирались сюда. – Маркус тоже хотел побыстрее покинуть это место. Он все время смотрел на нас с Эдвардом, только слегка улыбаясь, когда я перехватывала его взгляд.
Мой муж иногда морщился. Мысли других обитателей этого дома не приносили никакой радости победы. Мы все понимали, что то, что произошло – это плата за то, чего мы добивались. Но Эдвард ставил себя на место Феликса, понимая, что если бы что-то подобное случилось со мной…
Его немного дернуло. Наверное, я смогла прочесть его мысли.
- Нет, - сказал мне муж, низко наклонившись прямо к моему уху, - Эдмон передает мне все твои мысли. Это я читаю тебя, только с переводом…
Я улыбнулась, впервые за все последнее время. Джаспер был совершенно не причем. Теперь мне становилось намного легче. Тяжесть, наполняющая меня, вызванная смертью Джейн Волтари начала покидать меня. Становилось спокойней, и даже некоторые проблески надежды появлялись в моем еще мутном сознании.
Это с человеческой точки зрения я обладала совершенными чувствами, но, если все рассматривать с точки зрения вампира, то я была больше похожа сейчас на истеричку. Мне даже казалось, что мои руки дрожат. Конечно, это физиологически невозможно, но ощущение было очень реальным.
Я почувствовала, как ухмыльнулся Эдвард. Опять Соллер передал ему мои размышления. Меня это смутило.
- Эдмон, не мог бы ты отстать от моего разума на какое-то время. Мне хочется немного одиночества. – Я конечно старалась быть предельно вежливой, но растущее раздражение пробивалось сквозь мой голос маленькими электрическими разрядами.
- Конечно, Белла…
Эдмон никак не реагировал на мое настроение. Его сейчас больше заботила Ренесме и мысли о дочерях.
В принципе, оставаться нам не было никакого смысла. Джейк заверил, что отправится вслед, как только его ребята немного окрепнут. Им заметно полегчало. Они уже сидели и делились впечатлениями о прошедшей битве.
Карлайл и остальные члены нашего клана тоже были готовы к возвращению.
И Волтари…
Только я пока не могла уйти. Меня здесь что-то держало. Какое-то незаконченное дело.
Я повернулась к Эдварду и тихо, чтобы слышал только он, сказала:
- Я хочу ненадолго вернуться на место битвы. Мне очень надо. Подожди здесь. Со мной точно ничего уже не случится.
Эдвард, немного подумав, молча, кивнул. Он доверял мне. Хоть его переживания по поводу моей безопасности и переходили иногда все мыслимые пределы. Но сейчас он понимал меня, как никогда.
Дорога к тому месту заняла не больше минуты. Я неслась со скоростью ветра, зная каждый листочек, каждую травинку в этом таком красивом, но очень неприветливом лесу.
На кострище дотлевали последние уголки. То, что меня сюда что-то тянуло, не оставалось никаких сомнений.
Подойдя ближе к черному кругу, я услышала тихий голос, идущий где-то из глубины души: «Прости»
Голос был тихим, тонким и очень печальным. Джейн…
Неужели она так и не поняла, что я простила ее? Что даже Эдмон начал сомневаться в своей ненависти к ней?
«Принцесса» хотела это услышать. Почему бы не исполнить ее последнее желание…
- Конечно, Джейн, я тебя простила… Уже давно…
Я говорила эти слова в тишину, но отчетливо понимала, что маленькая Джейн Волтари слышит меня…

гл.14 Новое…
Несмотря на мое горячее желание оказаться быстрее дома, существовало несколько факторов не дающих сделать это сиюминутно. Первым фактором являлось то, что мы не брали с собой вещи. Конечно, надежда на то, что я останусь жива, при любом исходе битвы теплилась в моей душе, но твердой уверенности все же не было. Поэтому, в том виде, в котором я была сейчас, категорически нельзя было появляться на людях. Нам ведь предстоял как минимум перелет в самолете. Хоть и частным рейсом, но толпу суетящихся пассажиров в аэропорту никуда не денешь, и лишнее привлечение внимания нам было абсолютно не нужно. Следовательно, требовалось время на подготовку к отъезду и время на приведение себя в более или менее нормальный вид.
Вторым фактором являлось то, что мы хотели выехать всей семьей. Не по отдельности, как мы добирались сюда, а именно все сразу. Но нас задерживал Карлайл. Он не мог оставить своих подопечных в таком состоянии. Волки Джейкоба, хоть и излечивались очень быстро, но их желание быстрее попасть домой было настолько сильным, что они собирались уже с шинами на ногах и руках ехать в аэропорт. Этого допустить нельзя. И так как Карлайл имел весомый авторитет среди оборотней, они согласились немного подождать только в том случае, если мы их подождем.
У нас были сутки на сборы. За это время я хотела немного поохотиться перед вылетом, и по крайней мере искупаться в реке, чтобы смыть с себя мерзкий запах, оставшийся после битвы.
Конечно, Эдвард собрался идти со мной, в чем я никак не могла ему отказать. Я жутко хотела побыть с ним наедине и поговорить, потому что на другое, что-то более интересное, у меня попросту не хватало сил. Впервые, со времени моей инициации я чувствовала страшную усталость. Настолько сильную, что мне казалось, еще немного, и я усну. Парадокс…
Радость победы теперь ощущалась все сильнее, с каждой минутой. Конечно, смерть Джейн очень омрачала всеобщее веселье. Тем более мы знали, что окончательно покончили с этим зверьем. Насколько стало известно из надежных источников, этих тварей мы истребили полностью. Теперь можно было с уверенностью вздохнуть – вируса больше нет, ликанотропия сгорела в адском пламени вместе с телами ее носителей. Обитателям этих мест больше нечего было бояться. Кроме самих себя, конечно…
Но Ворон, как главный хранитель тайги торжественно поклялся, что не допустит никаких поползновений на его территорию, а значит, очень большая часть евразийского континента была надежно защищена.
Я пыталась найти взглядом Феликса. Он был очень молчалив. Волтари не трогали своего убитого горем брата. Даже, когда он незаметно исчез, они постарались не придавать этому большого значения. Только Эдвард и Соллер знали истинную причину его отсутствия.
Я же ее узнала много позже, когда мы с мужем отправились на охоту.
Дело в том, что Ворон указал нам направление в то место, где водится больше нужной нам живности, и путь проходил аккурат через поле битвы. Когда моя нога ступила на помятую и залитую бурой, запекшейся кровью, траву, я увидела его. Феликс стоял на коленях возле черного круга, где еще совсем недавно тлели последние угольки, и широко размахивал руками. Судя по грохоту, окружавшему его, стало понятно, что он высекает камень. Я сначала боялась подойти, но Эдвард тихо, совсем тихо, чтобы слышала только, я сказал:
- Он знает, что мы здесь. Он не против…
Я сделала еще пару шагов по направлению к Феликсу, и остановилась в тот момент, когда Волтари резко прекратил свое занятие и посмотрел на нас через плечо.
Раз Эдвард сказал, что никто не против, то я решилась подойти еще ближе.
В груди опять что-то очень болезненно сжалось…
Я автоматически приложила руку к губам, чтобы не заплакать вновь.
На огромном прямоугольном камне на иродианском языке, на языке древнейших вампиров, была высечена надпись. Я знала иродиан и хорошо видела иероглифы…
«Здесь покоится Джейн Волтари. Урожденная графиня Шрусбери.
Храбрая принцесса клана Волтари, защитившая ценой своей жизни род людской в битве с Ульфеднаром и его армией.
Вечный покой, любимая Джейн»
Мы стояли, не шевелясь, пока Феликс не закончил работу. Когда он встал, Эдвард взял его за руку и спокойно произнес:
- Ты должен знать. Мы успели полюбить эту девочку. Не так, как ты, но все же… Никто не держал на нее зла, даже за причиненные когда-то в прошлом обиды. Соллер просто не знает, как это сказать. Он бы со временем простил ее. Ты должен был знать это…
Феликс поднял глаза на нас. Он молча вглядывался в наши лица, и только, когда в мой только что успокоившийся разум начала закрадываться предательская паника, он тихо произнес:
- Для Джейн было очень важно, чтобы ее простили. Спасибо, Каллен. ты был бы хорошим другом…
- При других обстоятельствах?
- Да… Пока рано об этом говорить.
Феликс опять склонил голову. Но перед тем он это сделал, я увидела нечто, что повергло меня в шок. Слезы! Настоящие человеческие слезы. Они светились в его огромных черных от горя глазах…
Эдвард взял меня за руку и повел вглубь леса.
- Сейчас ему надо остаться наедине с собой и… с Джейн.

Я задумчиво сидела на берегу широкой реки с красивым названием Енисей. Она бежала быстро, успокаивая своим волшебным звуком каждый мой, чересчур напряженный, нерв.
Эдвард прилег рядом на траву, вглядываясь вдаль своими яркими золотыми глазами. В его бронзовых волосах блестели капельки кристально чистой воды после купания. Муж лениво поглаживал мою руку, лежащую на его колене, отчего становилось как-то особенно спокойно на душе.
Зная о наличии у нас некоторого запаса времени, я решила немного отмыть свой костюм, одолжив при этом водолазку Эдварда, которая была очень длинной для меня и доставала прямо до колен. Пока сохла мягкая кожа моего одеяния, мы решили немного отдохнуть. После сытной охоты это было действительно необходимо.
- Эдвард…
- Мм… - Любимый не поворачивал голову, так как боялся не сдержать свою горячую страсть, которая распалялась при одном взгляде на мои голые ноги.
- Ты думаешь, Феликс справится?
- Я не думаю, я знаю. Он понимает, что нужен Волтари. Их осталось не очень много. Скорее всего Феликс решит продолжать дело Джейн, начнет исправляться. Маркус вообще подумывает перейти на наш образ жизни.
- Маркус?.. – Почему я удивляюсь? Он единственный из всех Волтари способен мыслить благоразумно. Словно прочитав мои мысли, Эдвард продолжил:
- Он понимает, что их век когда-нибудь закончится. Прогресс не стоит на месте. Может даже уже через пару сотен лет им придется синтезировать человеческую кровь, чтобы найти хоть какое-нибудь пропитание. Люди достигают высот в науке, заменяя органы. Почему бы им не превратить себя в кибернетические организмы в скором будущем? Чтобы жить вечно. В мире все меняется…
- Только мы остаемся неизменны…
Мы понимали друг друга.
Во всем том, что говорил мне муж, наши мнения совпадали. Нас обоих угнетало то, что мы из-за своего бессмертия, возможно, станем свидетелями гибели всего рода человеческого, развращенного войнами и экспериментами с природой. Которая, в свою очередь весьма благоразумно увеличивает численность животного мира. Дабы сохранить себя в будущем в своем первозданном виде. Выходит мы тоже ее первозданный вид…
Как-то странно было осознавать, что мы – вампиры, не подчиняемся даже элементарным законам природы – переход одного состояния в другое. На нас это совершенно не распространялось.
Спокойный голос Эдварда отвлек меня от этих мыслей:
- Люди не понимают, что все, что они делают, никогда не приведет их к совершенству. Как бы мы с тобой не любили человечество, я должен заметить один интересный факт: разве может человек построить светлое будущее для своей расы, помня все ошибки истории своего рода, но напрочь забывая о том, что он ел на завтрак неделю назад?
Я рассмеялась. Тонкое замечание…
За это я и любила своего дорогого мужа. Поэтому сразу поспешила ему это доказать, быстрым рывком опрокинув Эдварда на траву, и прижав к земле, заглядывая в глаза.
- Попался!..

В огромном доме Ворона все уже были готовы к отходу.
В сумеречной темноте было видно, как волки готовились к трансформации, снимая с себя куртки. Они выходили первыми, потому что добираться до места назначения им придется медленнее обычного, так как, хоть их кости и срослись, а раны зажили, все равно Карлайл заставил их бережней относиться к себе и никуда особо не спешить.
Эллис и Джаспер ждали нас на улице, готовясь к финальному рывку через тайгу в сторону дома. Розали, Эммет и Ренесме стояли в гостиной дома, прощаясь с Вороном и Региной.
Мы тоже зашли в дом, чтобы сказать «до свидания». Ворон крепко обнял Эдварда и похлопал его по плечу:
- До встречи, друг. Я счастлив, что у меня есть такие друзья, как вы.
Регина нежно прижала меня к себе, совершенно не смущаясь, что я для нее может быть неприятен мой запах. Чего нельзя было сказать обо мне. Терпкость и мускусность из аромата разительно отличалась от волчьего, что не могло не радовать.
- Всегда рады вас видеть…
Красивый певучий голос произнес эти слова на ломанном английском, но как красиво это звучало.
Я улыбнулась прекрасной женщине в надежде на встречу. Мир очень маленький, желание было исполнимо.
Последние слова прощаний были произнесены, и мы отправились в путь.
К хижине старика Игоря подошли только те, кто оставлял здесь машины. Правда, Эллис уговорила меня взять ее к себе на мотоцикл. Умоляющие глаза, того гляди заплачет, милая улыбочка… Все!
- Садись, поехали.
Мой раздраженный тон нисколько не смущал мою любимую подругу, зато изрядно веселил остальных.
Несколько часов безумной гонки по пустынным трассам таежного края, и мы уже подъезжаем к аэропорту.
Переговоры насчет аренды частного самолета заняли всего час, так как Карлайл обладал просто чудесным даром убеждения. Все, вампиры и волки, а также целая колонна машин и мотоциклов легко уместились в самом большом самолете, который я когда-либо видела.
Этот летающий и страшно гудящий аппарат не был предназначен для перевозки пассажиров, поэтому часов восемь мы сидели и стояли кто где.
Хотя перелет прошел вполне удачно, редкие взгляды в сторону Волтари омрачали мой настрой. Феликс, не отрываясь, смотрел в иллюминатор, провожая взглядом последние очертания этой прекрасной, но такой холодной и загадочной страны.
В конце концов, мы приземлились в аэропорту пригорода Милана.
Пока наши мужчины выгоняли всю технику, я подошла к Маркусу Волтари. Я не могла объяснить этот порыв. Но скорее всего это было вызвано моей человеческой симпатией к этому вампиру.
Он заметил меня, когда я уже почти подошла к нему.
- Белла. – Он поднял брови, словно удивляясь тому, что я сделала.
- Маркус, я в свое время не успела поблагодарить тебя за помощь много лет назад. Но теперь я, как никогда понимаю, что все нужно делать вовремя…
- Меня не за что благодарить. – Он прервал меня на полу слове решительным взмахом руки. – Это тебя должны благодарить все мы, Волтари. Такой любви и преданности не видел никто из нас, со времен начала цивилизации. Джейн очень хотела стать такой, как ты. Конечно, прекрасней тебя, Белла, уже никого не будет, но ты лучший пример для подражания.
Если бы я была человеком, то покраснела бы в два счета. Смущение сменилось любопытством:
- Это правда, что вы хотите стать «вегетарианцем»?
- Мысль появлялась. Тебя это очень волнует? – Меня реально поражала его манера так по-дружески со мной держаться, словно мы знакомы сто лет.
- Было бы приятно видеть тебя с нами…
Я опустила голову, не выдерживая его пристального взгляда. Маркус немного прищурился, словно что-то обдумывая, а потом сказал:
- Белла, рано или поздно мы, Волтари, к этому все равно придем. Пусть не через десять, так через сто лет. – Он увидел, что я совершенно не понимала, к чему он ведет. Поэтому поспешил продолжить. – Понимаешь, твоя дочь родила естественным путем двух прекрасных девочек, которые когда-нибудь сделают тоже самое. С каждым новым пополнением в семье ваша всеобщая всепоглощающая любовь возрастает в разы. Ваш дом, вся окружающая атмосфера настолько пропитаны этим волшебным чувством, что ее можно потрогать, даже почувствовать ее сладкий жасминовый запах. Неужели ты думаешь, что никто кроме вас не желает жить также! Я живу полторы тысячи лет и еще не знал такой любви! Да, скорее всего я присоединюсь к вам. Но не сейчас, а немного позже. Я не оставлю Аро с Кайусом одних. Потому что боюсь допустить возможное не совсем адекватное развитие событий после смерти Джейн. Феликс будет на моей стороне, но за остальных я не ручаюсь. Время все расставит на свои места, правда?
Я смотрела на него широко раскрытыми глазами, понимая, что только что обрела настоящего друга в лице одного из представителей могущественного клана Волтари.
Эдвард тихо подошел к нам сзади и положил свою руку мне на плечо.
- Пора отправляться, дорогая. Спасибо, Маркус. – Они пожали друг другу руки.
Эдвард знал, о чем думал Волтари.
А Маркус понимал, что Эдвард в курсе того, как он безгранично рад нашей зародившейся дружбе.

гл.15 Дом, милый дом…
Вот уж над чем время точно не подвластно, это над моим любимым городом.
Форкс…
Все тот же дождь, туман, промозглая сумеречная мгла. Но как мне все здесь дорого!
На подъезде к Форксу я отметила разительное отличие между американской и русской погодой. Одинаковый по силе интенсивности дождь, окрашивал окружающую природу в разные цвета. Мой лицевой платок, натянутый на голову глубже обычного из-за осадков, промок настолько, что мои густые волосы набухли и топорщились во все стороны. Скорость, с которой мы пересекали город, впечатляла только редких прохожих. Я же давила кнопку газа только для того, чтобы быстрее добраться домой.
Там нас уже все ждали, собравшись в гостиной и отсчитывая секунды до нашего триумфального появления.
Особенно нервничал Джейк. Он то и дело пытался обогнать колонну, но Ренесме, шутя, ловко обставляла его на поворотах. Ей, как это ни странно, дождь совершенно не мешал.
Эллис продолжала передвигаться вместе со мной, иногда, в каком-то известном только ее внезапном порыве, крепко прижимаясь ко мне и кладя голову на плечо. Моя любимая сестричка проявляла столько радостной нежности, что мне хотелось плакать от счастья.
С каждой милей воспоминания о прошедших днях немного притуплялись, только редко напоминая о печальном моменте. Когда-то Эдвард сказал, что вампиры умеют отвлекаться, я не поверила ему тогда. Но сейчас, я сполна в этом убедилась. Радость от предстоящей встречи с близкими друзьями переполняла мое сердце, заставляя забывать о горестях, постигших нас в Сибири.
Уже при въезде во двор я обратила внимание, что во всех окнах нашего большого дома ярко горит свет.
На террасу вышли Леа и Арториус. На руках у них уютно расположились наши крошки, Софи и Рози. За то время, пока нас не было, они заметно подросли.
Ренесме быстро соскочила со своего байка и рванула к дочерям, которые уже рьяно тянули свои маленькие ручки в ее сторону. Эдмон оказался рядом с женой почти одновременно, схватив на руки Рози, свою любимицу. Они целовались, обнимались и хихикали, представляя такую прекрасную картину, что мне расхотелось идти в дом, только бы посмотреть на них подольше. Я не успела даже подумать толком об этом, как девочки хором закричали:
- Белла!! Эд!!
Эдвард расплылся в такой очаровательной улыбке, что все присутствующие разом засмеялись.

Леа долго стояла и смотрела на своего мужа, который только что живым и не вредимым вернулся с войны. Джейк не мог сдвинуться с места, внимательно заглядывая ей в глаза, ожидая взрыва эмоций. Но его не последовало. Леа продолжала стоять, потому что шок и счастье, смешавшись вместе, не давали сдвинуться ей с места. Напряжение росло с каждой долей секунды. Вся наша семья даже не задумывалась о том, что кого-то может смутить тот факт, что они вот так стоят и смотрят на супругов Блек. Джейкоб не выдержал первым. Он, в отчаянном порыве, сделал три огромных прыжка и подхватил свою жену на руки, закружив ее под сплошной пеленой дождя, разбрасывая брызги на несколько метров и весело хохоча. Его смеху вторил бархатистый голос Леи, сочетаясь в прекрасном дуэте звуков, что захватывало дух. Даже Исабель, не побоявшись дождя, выскочила к нам на улицу и закружилась в веселом танце вокруг родителей, хватая за руку смеющегося Сета.
Что могло быть прекрасней: две семьи – вампиры и оборотни, радуются победе, встретившись со своими родными.
Чувство облегчения наполняло меня с новой силой, когда я понимала, что мы отвоевали свою свободу, право быть счастливыми. Значит, нам хватило сил, заплатить за двадцать лет покоя и тишины.
- Белла?
Голос Эдварда раздался в ночной тишине, когда мы лежали в нашей огромной кровати после бурно проведенной ночи.
Неужели он думал, что я сплю?
- Да, Эдвард?
- Ты счастлива?
- А ты как думаешь?
- Ты не изменяешь своей дурацкой привычке отвечать вопросом на вопрос. Мало того, что я думаю, меня интересует, счастлива ли ты?
- Нет… - Я почувствовала всем телом, как напрягся муж. – Я абсолютно совершенно невообразимо счастлива!
- Ты неисправима!
Смех Эдварда веселыми искрами отражался от стеклянных стен, охватывая мой разум и тело. Было что-то неуловимое в этом ощущении, словно кто-то впустил меня в комнату, полную рождественских подарков, а мне на самом деле всего семь лет и я ждала этого момента очень долго. Я смеялась вместе с ним, пока мы кувыркались в постели, сминая шелковые простыни, и упали на пол. От грохота, который мы создали, содрогнулся не только весь дом, но и окружающий сад.
- Ну, что, родная, продолжим?
- Что?
- То, что мы недавно благополучно закончили! – Он поцеловал меня так, как умеет целовать только горячо любимый муж.
Разве я могла противиться желаниям Эдварда Каллена?

Эпилог. Спустя шесть месяцев
Ренесме и Эдмон собирались уезжать с девочками во Францию, где их ждало прекрасное поместье в провинции Лангедок.
Соллер и Арториус решили заняться исследованиями в области генетики, а Европа для этих целей очень подходила своей предрасположенностью ко всему новому.
Ренесме очень хотела, чтобы Софи и Розали насладились теплым курортным солнцем, поэтому ни капли не сопротивлялась решению мужа.
Я обратила внимание на то, что Соллер никогда не выпускал жену и детей из поля своего зрения. Он берег каждую секундочку их совместной вечности, чтобы никогда не пришлось пожалеть об обратном. Эдмон не допускал даже такой мысли, что когда-нибудь ему придется столкнуться с чем-то подобным. Даже он, великий Черный Странник, имел большие слабости и не скрывал их. Это и повлияло на его решение опередить время на несколько шагов вперед, изучая возможности человечества, чтобы уметь в дальнейшем прогнозировать повороты истории.
Эллис и Джаспер опять уехали в Англию. У них там были любимые занятия, которые пришлось прервать на неопределенное время. Пока мы жили в Форксе, Эллис старалась успевать работать по глобальной сети, но считала такой способ весьма затруднительным, из-за невозможности принимать во всем личное участие.
Розали и Эммет уехали в Монреаль, пожить немного в нашем большом доме.
Карлайл и Эсме вернулись на остров Эсме, где жили до этого.
Было очень жалко расставаться, но так распоряжалась наша судьба. Все мы готовились к тому, чтобы опять когда-нибудь вернуться в Форкс и начать жизнь заново. С чистого листа.
Опять пойти в школу под видом семнадцатилетних учащихся, держаться от всех на расстоянии и свято хранить свою тайну. Потом прийти к чему-то совершенно новому и получить очередную дозу приключений, без которых я уже не видела смысла нашей с Эдвардом вечности.
Единственное, чего я не могла допустить, уезжая на долгий срок в шотландский Инвернес, это покинуть Америку, не попрощавшись с самым родным и любимым человеком моей жизни…
Светлый дом в сумеречном свете холодного весеннего вечера, казался еще более родным, чем раньше. Каждый шаг, приближающий меня к террасе, отдавался легкими толчками в моем мертвом сердце. Я начинала жить по-другому рядом с этим местом. Повернув голову, я посмотрела на моего мужа, который крепко сжимал мою холодную руку.
Сделав еще несколько медленных, но решительных шагов, я постучалась в дверь. Пытаясь найти ответы на терзающие меня вопросы, я подняла брови, глядя на Эдварда. Но тот лишь слегка кивнул, предоставляя мне право сделать то, без чего я просто не могла уехать.
Постучав в дверь три раза, как раньше это делал Эдвард, приходя ко мне в гости, я замерла.
Через несколько долгих минут дверь медленно открылась, и оттуда показалось морщинистое усталое лицо моего дорогого отца. Чарли…
- Белла?.. Эдвард?.. Белла!
Я быстро шагнула в дом и, во внезапном порыве крепко обняла отца, совершенно забыв, что мои объятия для него слишком сильны. Но он не издал ни звука, продолжая улыбаться нам своей доброй и такой счастливой улыбкой.
- Папа, мы пришли попрощаться… - Я еле сдерживала себя, чтобы не разрыдаться, как человеческая девчонка. Эдвард уже отпустил мою руку и положил свою мне на плечо.
- Доченька, Эдвард! Как я рад, что вы зашли! – Чарли, в отличие от меня не особо сдерживался. Видимо давала о себе знать старческая сентиментальность, чего раньше за ним не замечалось. В его черных, таких же ясных , как и много лет назад глазах, блестели слезы. Он искренне радовался нашему приходу.
- Чарли, - заговорил вместо меня, понимая мое состояние, Эдвард, - мы уезжаем. В Шотландию. Мы уже давно купили там дом и ждали подходящего момента. Когда вернемся, мы не знаем, но в любом случае, мы уже врядли… увидимся.
На последних словах мне стало очень больно в груди. Моя душа опять разрывалась от рвущихся наружу рыданий. Как же тяжело осознавать то, что скоро, всего через несколько лет, моего папы может уже не быть в живых.
Последней надеждой могло стать то, о чем я хотела просить отца.
- Ты уже решил?! – В моей душе зародилась надежда.
- Я еще ничего не решил… - Отец почесал лоб. – Но я должен подумать.
Чарли хмурился, понимая, что это нелегкий выбор.
Я сделала шаг ему на встречу и взяла его теплые руки в свои:
- Папа, тебя никто не принуждает. Завтра мы уезжаем. Больше, в ближайшие лет пятьдесят мы сюда не вернемся. Слишком большой риск, понимаешь? Утром я буду ждать тебя, если ты решишься. Если же нет… - Я знала, что сказать, но не решалась. – Если нет, прощай, папа. Я всегда любила тебе… очень сильно. Просто, помни это, пожалуйста.
Я обняла его еще раз, понимая, что, возможно, это происходит последний раз.
Когда я отошла, мое место занял Эдвард. Отец же сказал то, чего я от него никак не ожидала, зная его сдержанность:
- Спасибо тебе, сынок. Ты лучшее, что я мог бы желать дочери.
Опять слезы в черных глазах… Опять у меня сжимается сердце… Опять боль…

Последний рассвет в Фоксе мы встречали с Эдвардом, стоя на большом черном утесе. Вид на залив был потрясающий, отсюда открывался нашему взору весь полуостров Олимпия.
Мы молчали, понимая, что говорить пока не о чем. Я пыталась узнать у Эдварда, о чем думал отец, когда я задала свой вопрос о вечности. Но муж ничего не говорил, ссылаясь на то, что он и раньше плохо слышал Чарли.
Я крепко держала Каллена за руку, пытаясь сохранить последние капли самообладания.
Столь редкое в этих краях солнце поднималось над горизонтом, оповещая природу о начале нового дня. Это был знак того, что нам надо уходить. Когда свет станет ярче, мы должны быть уже в аэропорту Такомы. У нас осталось часа три, не больше.
Я боялась спешить. Боялась прийти и не увидеть Чарли дома, понять, что он не пойдет с нами.
Последние шаги дались мне особенно тяжело. Только по улыбке Эдварда я поняла – надежды оправдались…
Он стоял возле террасы в ожидании. У ног Чарли лежала большая дорожная сумка.
- Ну, что, дети! Что я должен делать?
Такого энтузиазма я никогда не наблюдала за отцом, даже в мою человеческую бытность. Но сейчас мое сердце готово было выпрыгнуть из груди от радости.
Эдвард подошел к отцу и просто сказал:
- Пока ничего. Все, что от вас требуется, это сесть с нами на самолет и улететь в Инвернес.
- Заметано!
Я в шоке… Но счастливая!

Самолет тихо переносил нас из одной жизни в другую.
Я понимала, что теперь наша семья станет полноценной. У нас будет дедушка, которого все будут любить. Чарли…
Оставалось сделать только шаг в будущее. Наше общее, красивое, настоящее будущее…

0

4

Конец второй части
есть еще и третья

0

5

третья часть здесь
Эволюция( продолжени холода)

0


Вы здесь » Помощь и поддержка форумов по "Сумеркам" » Фанфики » Холод(продолжение предопределения)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC